«Не входи в комнату»: дом Бродского пока не пускает к себе гостей

«Не входи в комнату»: дом Бродского пока не пускает к себе гостей 06.04.2015

Знаменитые «полторы комнаты» Иосифа Бродского в доме Мурузи больше не будут принадлежать случайным жильцам, а вновь наполнятся «бродским духом». Последней их обитательницей станет соседка семьи Бродских Нина Федорова, которая сейчас живет на поэтических квадратных метрах, пока во всей квартире идет ремонт, а сам дом готовится стать музеем-квартирой поэта. Корреспондент НЕВСКИХ НОВОСТЕЙ побывал в одном из самых литературных домов Петербурга на Литейном проспекте, 24 и увидел, как реставрируется жилище поэта.

«Наши полторы комнаты были частью обширной, длиной в треть квартала, анфилады, тянувшейся по северной стороне шестиэтажного здания, которое смотрело на три улицы и площадь одновременно. Здание представляло собой один из громадных брикетов в так называемом мавританском стиле, характерном для Северной Европы начала века. Законченное в 1903 году, в год рождения моего отца, оно стало архитектурной сенсацией Санкт-Петербурга того времени, и Ахматова однажды рассказала мне, как она с родителями ездила в пролётке смотреть на это чудо. В западном его крыле, что обращено к одной из самых славных в российской словесности улиц – Литейному проспекту, некогда снимал квартиру Александр Блок», – вспоминал свой петербургский адрес Иосиф Бродский в автобиографичном эссе «Полторы комнаты». В его дом сегодня можно попасть с парадного входа по улице Пестеля или с черного входа во дворе. Архитектор Сергей Падалко, который ведет реставрационный проект музея-квартиры, указывает на отлично сохранившийся балкон на втором этаже с видом на Спасо-Преображенский собор: «Вот тот самый балкон, придется деньги брать с желающих там сфотографироваться». В эссе «Полторы комнаты» Бродский утверждал, что с того же балкона «выкрикивала оскорбления революционным матросам» Зинаида Гиппиус, притом что чета литераторов Мережковский-Гиппиус жила хоть и в том же доме, но в другой квартире.

Практически под тем самым балконом, поворачивая на улицу Короленко, мы встречаем Нину Васильевну Федорову, главного хранителя и старожила коммунальной квартиры номер 28. «Я очень довольна вашими рабочими, Сергей, очень», – тон и строгость истинно ленинградские: сразу чувствуешь, что с соседкой поэта не забалуешь. «Нина Васильевна в здравом уме и твердой памяти и даст фору кому угодно. Она бодра, весела, полна энергии, и дай ей Бог здоровья», – улыбается Сергей Падалко. По условиям создания музея, Нина Федорова останется жить в своей квартире, за ней останется и парадный вход, а другие комнаты вместе с бывшей коммунальной кухней превратятся в музей. Спустя более чем 40 лет, к Бродскому снова будут приходить гости, но в квартиру они смогут попасть только через черный ход. На стене около входной двери, ведущей прямо на кухню, кто уже-то написал маркером любимое петербургскими лириками «Не выходи из комнаты, не совершай ошибку».

Сама комната Бродского в отсутствие Нины Федоровой заперта на ключ. «С Ниной Васильевной всё строго, – смеются рабочие. – Впрочем, когда у нас тут во время работы мат-перемат стоит, она не возмущается: говорит, много лет на заводе с мужиками проработала, не привыкать». В квартире их работает всего пятеро – большему числу рабочих в узких коридорах и перегороженных комнатах просто не разместиться. Специальную технику во двор не завести, так что огромные балки для поддержки стен поднимают на второй этаж вручную –за такое весь «мат-перемат» можно понять и простить. «Вообще тут чувствуется дух Бродского. У меня вот дочка диплом пишет по его творчеству. Я про него многое знаю», – говорит мне строитель Александр. И тут же рассказывает, в каком году Бродский уехал из СССР, куда поехал сначала и как оказался в Америке, как звали его последнюю жену и так далее. Возможно, к середине мая строители уже начнут поэта цитировать. По планам, у них остался всего месяц на то, чтобы полностью поменять перекрытия в аварийной квартире и подготовить ее к нашествию поклонников поэта и просто туристов. «Раньше, надо вам сказать, лучше строили», – высказывается Александр, показывая прогнившие балки пола и подсвечивая фонариком крошечный санузел. – Вон сколько дом простоял». В одной из комнат строители сняли несколько слоев обоев: самым древним из этих культурных слоев оказались статьи из газеты 1963 года. Бродский в это время еще жил в доме на Пестеля.

«Нина Васильевна оказалась бесценным кладезем информации по поводу того, как был устроен быт в квартире, – говорит Сергей Падалко. – Она рассказывает нам, где был свет, где его не было, где висело белье, где стоял велосипед. Эти все бытовые мелочи очень пригодятся». Так, от соседки Бродских узнали, что первый телевизор в коммуналке появился именно в «полутора комнатах», и все жильцы приходили к Бродским смотреть первые передачи. Из оригинальных вещей в квартире останется, например, кухонный стол, покрытый несколькими слоями клеенки. Две ножки этого стола практически по коммунальным правилам поделили две живущие в доме кошки – одна обдирала «свою» ножку, другая – «свою». В день открытия дома-музея поэта 24 мая по квартире обязательно будет разгуливать кот, как при Бродских.

Напомним, 24 мая музей откроется всего на один день, после чего продолжатся работы по обустройству квартиры и созданию концепции музея Иосифа Бродского в Петербурге.

Текст Евгения Авраменко

http://nevnov.ru/culture/sobitiya/ne-vxodi-v-komnatu-dom-brodskogo-poka-ne-puskaet-k-sebe-gostej/
 

Источник Невские новости. 05.04 15


Возврат к списку

Наверх