Суздальцы за Поклонной горой

Суздальцы за Поклонной горой 11.04.2015

У названия поселка Парголово, уже давно вошедшего в городскую черту, – финские корни. Одни исследователи сводят его к финскому слову «перкеле» («черт»), что неудивительно: здешние мрачные леса наводили на местных жителей суеверный страх. Другие же производят название «Паркала» от имени первого поселенца – финского крестьянина Парка.

Первые упоминания о Парголове относятся к 1499 – 1500 годам, когда в окладной книге Водской пятины Новгородской земли отмечено селение Паркола с четырьмя деревнями по паре крестьянских домов в каждой. На основании упоминаемых в окладной книге имен (Минка Васильев, Логиник Трофимов, Васько Палкин и др.) можно говорить о том, что в Парколе было русское население. Оно занималось земледелием, сеяло рожь, овес и лен, косило сено, ловило сетями рыбу в местных озерах и платило оброк Ляликину Николаевскому монастырю крепости Орешек.

По Столбовскому миру 1617 года, эта территория, как и весь Карельский перешеек, отошли к Швеции, а затем были возвращены России по результатам Северной войны 1700 – 1721 годов. Шведское владычество заметно изменило этнический состав населения перешейка: в связи с распространением лютеранства значительное число православных русских и карел бежали в центральную часть России. Их место заняли финны-земледельцы: к началу XVIII века они составляли большую часть жителей перешейка.

В первой половине XVIII века парголовские земли вошли в состав так называемых донационных земель, раздаваемых Петром I и его преемниками за ратную службу русским вельможам. В 1746 году мыза Парголово была передана Елизаветой Петровной фельдмаршалу П. И. Шувалову вместе с графским титулом. В состав имения входили нынешние земли в районе Парголова, Поклонной горы, Озерков, Шувалова, деревень Каболовки, Старожиловки, Заманиловки и Новоселок.

Вскоре граф П. И. Шувалов переселил сюда крепостных из своих имений в Вологодской губернии и Суздальском уезде Владимирской губернии. Они образовали три слободы – Суздальскую, Малую и Большую Вологодские слободы. Однако названия изменялись со временем. Так, на карте 1840 года Большая Вологодская слобода обозначена как Большое Парголово, Малая Вологодская – Малое Парголово, а Суздальская – Ближнее Парголово. А уже на карте 1860 года и в «Списке населенных мест Петербургской губернии» 1864 года указаны «номерные» Парголова – соответственно, 1-е, 2-е и 3-е.

Стоит отметить, что Суздальская слобода именовалась также еще и селом Спасским – по церкви Спаса нерукотворного, основанной здесь в 1755 году. Среди реликвий церкви была вырезанная на цельном бивне мамонта Успенская икона XVI века, привезенная переселенцами. Ныне она хранится в Русском музее.

Документы этой церкви (метрические книги, исповедные росписи), сохранившиеся в ЦГИА СПб, показывают нам динамику заселения местности Парголова во второй половине XVIII века. Так, из самой ранней исповедной росписи за 1758 год следует, что на мызе Парголово помимо семьи владельца проживали еще 15 «графских служителей», очевидно, на положении дворовых. Вокруг самой мызы уже существовали Суздальская слобода численностью 107 крепостных и Вологодская (Большая) слобода, где проживали 182 крепостных обоих полов. Всего в Парголовском имении вместе с причтом на тот момент проживали 308 человек.

Масштабное строительство на мызе Парголово во второй половине XVIII века потребовало привлечения значительного числа крепостных. Изменения в численности и этническом составе населения хорошо прослеживаются по ревизиям податного населения Российской империи. Таковых за сто пятьдесят лет, с 1718-го по 1858 год, было десять.

Материалы первых трех ревизий (1718 – 1727, 1743 – 1747, 1761 – 1767 гг.) хранятся в Российском государственном архиве древних актов (РГАДА) в Москве, а всех последующих – в региональных архивах. В частности, в ЦГИА СПб – материалы пятой ревизии 1794 – 1795 гг., касающиеся Парголова. Она примечательна тем, что ее материалы подвели итог царствования Екатерины II.

К 1795 году общая численность населения всех крепостных Парголовского имения – 901 человек – как за счет естественного прироста, так и за счет переселения. Шуваловы переводили жителей из деревни в деревню, а также переселяли из других своих имений.

Так, по данным пятой ревизии, в 1784 году в имение был переселен 191 крепостной графов Шуваловых из близлежащей мызы Вартемяки, а также слободы Ярославки, деревни Гарболово и Подмызок. Упомянутые три селения входили в состав мызы Вартемяки, принадлежавшей внуку П. И. Шувалова – П. А. Шувалову.

В 1780-х годах практически все прежние жители селения Спасского были переведены в имение графов Шуваловых в селение Нижний Шкафт Городищенской округи Пензенского наместничества, а на их место поселили 40 крепостных из мызы Вартемяки на положении дворовых. От обычных крепостных они отличались тем, что были обязаны непосредственно обслуживать имение графов Шуваловых.

Наиболее стабильной по составу населения являлась деревня Старожиловка. До середины XIX века в ней имелось финское население и располагался лютеранский храм, тем не менее из проживавших в деревне 15 семей десять были русскими, еще три – финнами, принявшими православие, и лишь две семьи оставались финскими лютеранскими. Как можно предположить из сочетания имен и отчеств жителей деревни, в ревизии 1795 года зафиксировано второе поколение финских жителей, принявших православие и получивших русские имена.

Самым большим поселением Парголовского имения являлась Большая Вологодская слобода, где численность населения в 1795 году составила 294 человека. Еще три населенных пункта – деревни Заманиловка, Каболовка и Малая Вологодская слобода на 1795 год числились как «вновь поселенные». В них значительное число жителей составляли русские крепостные, переведенные из других поместий графов Шуваловых.

К концу XVIII века формирование постоянного состава жителей Парголовского имения фактически завершилось. Занятия их были весьма типичны для того времени. Как следует из «Краткого экономического примечания С.-Петербургского уезда» к Атласу генерального межевания С.-Петербургской губернии за 1796 год, местные крестьяне находились на оброке, «а женщины, сверх полевой работы, торг производят в городе молоком и сливками».

С 1830-х Парголово постепенно становится одной из излюбленных дачных местностей, каковым и оставалось вплоть до революции. Местные крестьяне практически не занимались сельским хозяйством: источником их доходов были обслуживание дачников и подработка в городе. По сей день многие парголовские жители ведут свою родословную от суздальских и вологодских переселенцев, а некоторые – от финнов, проживавших тут еще в допетровские времена.


Андрей Румянцев, Кандидат Исторических Наук


http://www.spbvedomosti.ru/news/nasledie/suzdaltsy_za_bsp_poklonnoy_goroy/


 

Источник СПб ведомости


Возврат к списку

Наверх