«Не красиво ставить у музея Блокады полевую кухню с кашей»

«Не красиво ставить у музея Блокады полевую кухню с кашей» 11.05.2015

Министерство обороны России готово передать Музею обороны и блокады Ленинграда 435 м кв помещений в Соляном переулке. Возможно, это случится уже в 2015 году. Со строительством нового здания для музея пока, видимо, придется подождать – из-за экономических сложностей.

Каким может стать музей, если будет осваивать когда-то отнятые у него в начале «Ленинградского дела» помещения Соляного городка? На вопросы корреспондента «Телеграфа» ответила заместитель директора Музея обороны и блокады Ленинграда Милена Третьякова.

- Каким образом существующий Музей обороны и блокады Ленинграда сможет преобразиться в новый музей в Соляном городке?

- Первый музей родился во время войны из выставки «Героическая оборона Ленинграда», в нем самым важным было – не столько сохранение памяти, но воспитание патриотического духа и веры в победу. Важно было подчеркнуть, что город Ленина не просто выстоял и выжил в дни осады, но показал пример сопротивления врагу, что, безусловно, вселяло уверенность в победе. Но спустя 70 лет мы должны, не забывая о подвиге защитников города, говорить о человеческой трагедии, о том, что происходило с людьми в блокадной повседневности. Мы должны не просто возродить музей, а создать новый исследовательский центр - институт Памяти о блокаде. Это несколько расширяет традиционные функции музея. Например, традиционно одним из критериев оценки успешности музея является количество представленных на экспозиции экспонатов. Но предметы хранения нашего музея зачастую не представляют художественной или исторической ценности. Часто это предметы быта, которые и сегодня можно увидеть в домах Петербурга. Другое дело, что за каждым предметом стоит персональная история, история семьи… Соответственно, нам важно не столько количество предметов, сколько их документирование и исследование. Мы сейчас храним и много неэкспозиционных предметов – дневников, рукописей, воспоминаний. Нам нужны площади для архива, библиотеки, научно-исследовательского центра, который, собственно, и станет институтом Памяти, и для новой экспозиции и для залов временных выставок. Спустя 70 лет мы должны говорить о человеческом измерении блокады, о подвиге и трагедии одновременно, об обычных мирных людях, которые оказались здесь, в осаде, в нечеловеческих условиях. Аналоги этой подачи, этого подхода мы ищем в крупнейших историко-мемориальных и военных музеях мира – Музее Холокоста в Вашингтоне, Яд Ва Шем в Иерусалиме. В конце апреля мы подписали договор о сотрудничестве с Музеем-институтом геноцида армян в Ереване. Эти музеи рассказывают о трагедиях, сопоставимых с трагедией Ленинграда по числу погибших мирных жителей.

- Если музей остается в Соляном городке, то уходит тема строительства нового здания, сама архитектура которого должна была бы уже настроить посетителя на определенную волну. Это потеря?

- Всегда остается задача создания дизайна экспозиции, который тоже должен на эту волну настраивать, а в Петербурге есть опыт приспособления исторических пространств под музей. Пример тому – Музей политической истории, находящийся в двух старинных особняках – Кшесинской и Брандта. Комплекс зданий Соляного городка изначально строился для промышленной выставки, потом здесь располагались четыре музея. Это большие пространства с высокими потолками. Создание современного музея здесь - вопрос профессионального подхода и, что очень важно, художественного конкурса на концепцию экспозиции, саму экспозицию и ее решение, чтобы это не стало простой иллюстрацией страниц учебника истории для средней школы, а стало художественным высказыванием, основанном на современном историческом знании.

- Насколько реально, что к в 2018 году появится первая очередь музея?

- Даже не буду предполагать, потому что говорить об этих прогнозах – непрофессионально. Но мы должны в ближайшие год-полтора показать возможности существующего музея, представить новые выставочные проекты. Например, рассказать о том, над чем работали научно-исследовательские институты в блокаду. Об этом публика знает очень мало, а ведь война дает толчок к развитию технологий. Или тема детства на войне. Кроме того, мы должны показать, как можно проводить торжественные даты без пошлости и псевдопатриотического ширпотреба. Я считаю слишком дешевым китчем такую эксплуатацию памяти о войне как, например, рядом с Музеем Блокады ставить полевую кухню или тут же детям давать «пострелять» из винтовки. Нужно воспитывать людей более чутким отношением к памяти. Ведь есть такие яркие и убедительные примеры как «Бессмертный полк», которые связывают воедино семейную историю и историю страны.

Еще один вид деятельности, которым никогда раньше не занимался наш музей, это подготовка программ для школьных учителей по теме блокады и обороны города. Тема войны – важная и одновременно очень сложная и по-человечески страшная. Как рассказать детям о войне, как рассказать о подвиге и трагедии? Каким уроком это должно послужить? Вот почему нам нужно не только собирать музейные предметы, но заниматься исследованиями. Но без поддержки государства, без должного финансирования, без увеличения штата, прежде всего научных сотрудников, все планы останутся мечтами.

- Вы разрабатываете проект экскурсий по городу, посвященных блокаде?

- Конечно. Но сегодня в штате музея два экскурсовода. Тем не менее, мы разрабатываем проект «Адреса блокады». Одна из задач будущего музея – структурировать информацию о блокаде, собрав ее в базу данных, которая станет основой для разного рода визуализаций и информационных сервисов – например, карты города, снабженной информационным слоем, содержащим сведения о блокаде. Наш город, в отличие от Сталинграда или Хиросимы, сохранился, мы можем подойти вот к этому конкретному дому и узнать при помощи нашего мобильного устройства какую-то абсолютно конкретную историю. Партнерами проекта по созданию таких маршрутов должны стать другие музеи, которые тоже хранят память о блокаде. Мы сейчас прорабатываем такой проект внутри нашего музея, пока назвали так – «Виртуальный путеводитель «Адреса блокады», мы уже провели встречу с коллегами из музея «Разночинный Петербург», Музея истории Санкт-Петербурга, Музея городской скульптуры.

Модернизация и создание нового музея обороны и блокады Ленинграда - важная задача не только для нашего города, но для всей страны. В России нет практически ни одного региона, который бы так или иначе не был связан с блокадой – кто-то принимал у себя эвакуированных, кто-то промышленные предприятия и культурные ценности. Блокада и оборона нашего города - это важные страницы Великой Отечественной и Второй мировой войны в целом. Это история одной из тяжелейших гуманитарных катастроф, в которой погибло более миллиона двухсот тысяч человек. В результате чего в 1977 году, спустя более чем тридцать лет после снятия блокады, были приняты поправки к Женевской конвенции и голод был признан недопустимым методом ведения войны.

Таким образом, нам надо приложить все усилия для модернизации первого в мире музея Второй Мировой войны, представляющего одну из важнейших страниц российской и общемировой истории – историю обороны и блокады Ленинграда.


Галина Артеменко

 

http://rustelegraph.ru/news/2015-05-10/Ne-krasivo-stavit-u-muzeya-Blokady-polevuyu-kukhnyu-s-kashei-30764/

Источник Телеграф.ру


Возврат к списку

Наверх