Чьи же печи в Кофейном домике?

Чьи же печи в Кофейном домике? 13.06.2015

Метаморфозы петровского Грота в Летнем саду

Исследователи архитектурных памятников постоянно сталкиваются с ситуаций, когда то, что с первого взгляда кажется подлинным, на поверку оказывается хорошо сделанным позднейшим дополнением или результатом реставрации. Первоначального, подлинного, увы, в наших памятниках сейчас немного и, чем дальше, тем становится меньше. Последние удары по прошлому наносит XXI век, когда со стен зданий-памятников сбивается без разбора весь штукатурный слой, и бодрые рабочие наводят евролоск на фасадах, которые уже никогда не будут старинными...

Яркая иллюстрация – изящный павильон «Кофейный домик» на берегу реки Фонтанки. Построен он был еще в петровское время, назывался тогда «Гротом» и имел совершенно иной облик снаружи и внутри, нежели теперь.

К концу XVIII столетия старый Грот сильно обветшал и требовал починки. Но император Павел I распорядился иначе. Он намеревался на фундаментах старой постройки возвести новый павильон по проекту архитектора Ф. Демерцова. С поспешностью была начата разборка Грота, но тут случился дворцовый переворот, и Павла не стало.

Пришедший к власти император Александр распорядился прекратить ломать Грот и вернуть постройке прежний вид. Однако восстановить разрушенное было уже нелегко, работы отложили, а потом на время и вовсе забыли о старинном павильоне. Он не украшал сад, но у Гоф-интендантского ведомства были основания закрывать на это глаза, поскольку помещения Грота сдавались в аренду для содержания кофейни, что приносило казне доход. Именно в ту пору появилось название «Кофейный дом», или домик, закрепившееся за павильоном.

В 1819 году архитектор П. Писцов составил проект перестройки Грота, но Александр I повторил свое прежнее повеление сохранить павильон «в приличном виде в числе других достопамятностей царствования великого государя». Судьбу все более ветшавшего сооружения решило катастрофическое наводнение 1824 года. После него новый император Николай I решительно взялся за приведение Летнего сада в порядок. Грот было велено перестроить, проект составил архитектор Л. И. Шарлемань-второй.

Однако в последнее мгновение император решил поручить работу К. Росси. В 1826 году за один сезон Грот был превращен в изящный павильон модной ампирной архитектуры. При этом были максимально использованы стены старинной постройки, то есть от петровского Грота в Кофейном домике остались фундаменты и кирпичная кладка стен.

Сегодня внешне здание сохраняет вид, соответствующий проекту Росси. Если заглянуть внутрь, можно подумать, что и отделка во многом сохранилась со времен Росси. Конечно, кафельный пол здесь поздний, да и лепной декор фриза вызывает ассоциации с образцами конца XIX века, но уж печи-то точно вне всяких подозрений! Две майоликовые круглые печи, за свою форму получившие название «ротонды», действительно соответствуют образцам начала XIX столетия и всегда считались ровесницами перестройки Росси.

Увы, обращение к историческим документам вынуждает расстаться с этой версией. Отчеты о строительстве, которые Росси по распоряжению императора подавал еженедельно, свидетельствуют о том, что в зале первоначально были две угловые голландские кафельные печи. Они прослужили недолго, и уже в документах 1860-х годов указано, что в зале четыре так называемые унтермарковские печи, окрашенные бронзовой краской.

Некоторое время отопительные приборы этой конструкции имели широкое распространение. Круглые печи с железным кожухом хорошо нагревали помещение, но впоследствии от них повсеместно отказались, так как они сильно сушили воздух, и на их раскаленных поверхностях пригорала пыль.

К 1880-м годам павильон Росси имел непрезентабельный вид и вновь нуждался в ремонте. Император Александр III, инспектировавший Летний сад, особенно был возмущен тем, что содержатели Кофейного дома облепили здание уродливыми деревянными навесами и пристройками – совсем как нынешние наши рестораторы, распространяющие свои заведения на тротуары улиц и аллеи садов.

В документах о ремонте, которым руководил архитектор Н. А. Горностаев, фигурируют две круглые майоликовые печи, изготовленные и поставленные фабрикантом М. В. Харламовым. Они стоили по 400 рублей каждая. Если учесть, что серийно выпускавшаяся дорогая майоликовая печь стоила около 200 рублей, можно понять, что речь идет о нерядовых предметах, изготовленных по индивидуальному проекту.

Из документов следует, что эти две печи могли быть поставлены только в центральном зале павильона. Очевидно, это те самые печи-ротонды, которые поныне украшают Кофейный домик. Они не имеют никакого отношения к Росси. Горностаев создал качественную стилизацию в ампирном духе, удачно попав в стиль, так что спустя столетие музейные искусствоведы не догадывались об истинном времени создания печей...

Фабрикант Харламов известен знатокам русской керамики как производитель высокохудожественных печей. Владелец и заведующий заводом, находившимся в Александро-Невской части, он был выпускником Императорской академии художеств, классным художником 1-й степени.

Остается добавить, что гипсовые вазы наверху печей – позднейшие дополнения. Они появились при реставрации 1960-х годов. Судя по старым фотографиям, раньше на печах стояли небольшие керамические вазоны иной формы.


Андрей Ухналев
Печь завода Харламова в Кофейном домике, стилизованная под начало XIX века. Фото 1960-х гг. Из коллекции автора

 

http://spbvedomosti.ru/news/nasledie/chi_zhe_nbsp_pechi_v_nbsp_kofeynom_domike/

Источник СПб ведомости


Возврат к списку

Наверх