Мефистофель за месяц не вышел из сумрака

Мефистофель за месяц не вышел из сумрака 16.10.2015

 Уже месяц прошел, как полиция установила заказчика вандализма с барельефом Мефистофеля на историческом здании Петербурга. Цепочка участников скандала года замкнута. Однако власти делают все, чтоб здание осталось одним из сотен исторических домов "просто с частично утраченной лепниной фасада".

Ровно месяц назад, 15 сентября 2015 года, «Фонтанка» писала о том, что полиция установила человека, который заказал демонтаж барельефа Мефистофеля с дома 24 на Лахтинской улице. Богобоязненный бездомный Василий Щедрин за несколько часов провернул операцию, на которую у официальных властей обычно уходит до нескольких месяцев, ради благой цели, отраженной в протоколе допроса — исключительно чтобы гипсовый демон не упал на гуляющих горожан.

Вспомним, что горельеф с демоном, стоящий на охране у КГИОПа, сбили с дома Лишневского 26 августа. Буквально за сутки полиция, возбудившая дело об «умышленном уничтожении или повреждении объектов культурного наследия», выяснила, что валявшиеся на тротуаре обломки вывезли на «Газели», вызванной директором компании «Стройсад» Андреем Григорьевым. Заказ на вывоз мусора подмуниципальной фирме сделал депутат МО «Аптекарский остров» Андрей Бреус. Чуть позже нашли и альпиниста, который сбивал Мефистофеля. Остроту делу придавали и угрозы в адрес демона со стороны православных активистов, возводящих напротив дома церковь Ксении Блаженой, и то, что снесли демона после того, как на центральный купол церкви подняли крест. В освящении участвовали спикер ЗакСа и секретарь политсовета петербургской «Единой России» Вячеслав Макаров и уже упомянутый «Фонтанкой» депутат муниципального округа «Аптекарский остров» Андрей Бреус, он же руководитель Петроградского исполкома «ЕдРа». (Последний сегодня, скорее всего, находится в Москве, где проходит заседание высшего и генерального советов партии "ЕдРо".)

Работа полиции сопровождалась как пристальным вниманием федеральных чиновников и СМИ, так и акциями в защиту барельефа, на которую собирались тысячи горожан.

При этом и ГУ МВД, и Смольный воздерживались от комментариев по делу, словно не в силах оценить свои эмоции от произошедшего: с одной стороны, открытые атеисты среди чиновников уже едва ли остались, с другой – вроде как нехорошо с историческим зданием получилось, с третьей – у партии власти столько рычагов...

К 15 октября, как выяснила «Фонтанка», обвинение в рамках расследования уголовного дела не предъявлено ни одному из фигурантов. Полиция Петроградского района, как говорят жильцы дома на Лахтинской, опросила не по одному разу всех, кто видел 26 августа альпиниста и его коллег, заставив чуть ли не поминутно вспомнить все их действия и дословно разговоры. Однако и оперативно-следственные действия, и технические мероприятия не позволили дознавателю, ведущему дело, установить умысел в действиях участников разрушения Мефистофеля. Таким образом, скандальная ситуация запнулась о римское право: «нет тела — нет дела», нет умысла — нет виновных.

Дальше больше: нет виновных, некому предъявить требования об оплате стоимости восстановления Мефистофеля. По данным «Фонтанки», из найденных полицией останков можно только определить состав материала, из которого был сделан демон. Вспомним, что эксперты оценивали возможную цену нового Мефистофеля в сумму около 8 миллионов рублей. А губернатор Полтавченко уже отказался выделять эти деньги на барельеф из городского стабфонда – ссылаясь на то, что причиненный вред подлежит возмещению в полном объеме лицом, его причинившим.

На этой же позиции стоят градозащитники. Заместитель директора НИИ «Спецпроектреставрация» Михаил Мильчик уверен, что, несмотря на юридическую коллизию, восстановление Мефистофеля должно лечь на плечи заказчика и исполнителя демонтажа: «Какая разница, что не установлен умысел. Они разрушили барельеф и должны взять на себя ответственность по его воссозданию».

Татьяна Востроилова, «Фонтанка.ру»

Справка:

Барельеф Мефистофеля находился под самой крышей шестиэтажного жилого здания на Лахтинской, 24. Оно было построено в 1910-1911-м годах по проекту архитектора Александра Лишневского и является выявленным памятником архитектуры. А сам барельеф — является предметом охраны с 2013 года.

Напротив, между домами 15 и 17 по Лахтинской улице, возводится храм святой Ксении Петербургской. Утверждается, что на том месте ранее стоял ее дом.

В народе дом на Лахтинской, 24 так и прозвали - Домом с Мефистофелем, или Домом с дьяволом. Впрочем, это не единственный «дьявольский» дом на Петроградской стороне. Тот же архитектор Лишневский является автором дома с химерами на Малом проспекте, 66.

 

http://www.fontanka.ru/2015/10/15/072/

Источник Фонтанка.ру


Возврат к списку

Наверх