Самарцы из Рамбова

Самарцы из Рамбова 18.11.2015

 В город Ломоносов обозревателя «Санкт-Петербургских ведомостей» пригласил давний друг нашей газеты Никита Владимирович Благово – руководитель музея истории школы Карла Мая: «Приезжайте, там будут открывать памятный знак 147-му пехотному Самарскому полку, в котором служил мой дед! Оттуда полк ушел на Первую мировую войну, где геройски проявил себя в битве за гору Маковку в Галиции».

Весной нынешнего года отмечали столетие этого яркого эпизода Первой мировой. Причем не только в России, но и на Украине. Там ведь по обе стороны фронта сражались славяне: в составе неприятельской армии были украинские сечевые стрельцы – уроженцы Галиции, находившейся тогда под Австро-Венгрией.

И вот мы в Ломоносове у бывших казарм Самарского полка на Михайловской улице. Кстати, после революции ее назвали проспектом Свердлова, историческое название вернули в 1998-м. Казармы – за забором воинской части. Полковую церковь, стоявшую рядом, закрыли в 1926 году, устроили в ней клуб, потом снесли. Были уничтожены и находившиеся возле нее могилы офицеров, павших на Первой мировой войне. А территорию бывшего полкового плаца занимает теперь стадион...

Полк был основан в 1798 году в Костроме, потом менял места своих дислокаций. К Самаре никакого отношения он не имел: название это получил по воле императора. Полк достойно участвовал в Крымской и Русско-турецкой войнах. В Ораниенбауме квартировал с 1880-х годов. Отсюда уходил на Русско-японскую войну, где отличился под Мукденом, на реке Шахэ и при Цуанванче, где устоял перед превосходящими силами японцев.

Спустя почти десять лет из Рамбова полк отправился на Первую мировую, которую тогда называли Второй Отечественной. Участвовал в удачной для русской армии Второй Галицийской битве, в знаменитом Брусиловском прорыве, последний раз наступал в июне 1917 года в Буковинских Карпатах. В начале 1918 года, когда старая русская армия прекратила свое существование, был расформирован...

Памятным знаком полку стал гранитный валун, найденный несколько лет назад при строительных работах на Ораниенбаумском проспекте. Благоустройство территории выполнили муниципалы, а поставили памятник на средства благотворителя – директора Полярной морской геологоразведочной экспедиции Владимира Крюкова.

– Памятник скромный, но он и должен быть таким. Здесь не нужна помпезность. Это просто знак внимания к тем людям, которые верой и правдой служили нашему государству, а потом были забыты, как будто вычеркнуты из истории. Мы перед ними в большом долгу, – отметил Крюков.

На открытии не раз подчеркивалось: возвращается еще одна несправедливо забытая страница.

– Из таких крупиц складывается историческая память, – сказал автор памятника скульптор Николай Карлыханов. – Сегодня мы с гордостью говорим о наших предках, воевавших на Первой мировой. А когда-то отношение было совсем другое. Мой дед четырежды кавалер Георгиевского креста был репрессирован и выслан в Среднюю Азию.

Никита Владимирович Благово всю церемонию держал в руках фотографию своего деда. В рядах Самарского полка тот отличился и на Русско-японской, и в Первой мировой. За Маковку получил орден Святого Георгия. Потом по ранению был признан негодным к воинской службе, уехал лечиться в Крым в Феодосию. Там в конце 1920 года попал в жернова «красного террора».

– Но все это мне стало известно относительно недавно из архивов, – поясняет Благово. – А долгое время я вообще ничего не знал о его судьбе. Сколько бы я ни спрашивал у отца про деда, ответ был один: «Я запрещаю тебе говорить о нем»...

В нынешнем году Никите Благово довелось побывать в Феодосии. На том месте, где в 1920 году происходили расстрелы, теперь воздвигнут мемориал, посвященный жертвам террора.

Гранитный валун у бывших казарм 147-го пехотного Самарского полка в Ломоносове – это и дань памяти офицеру Константину Петровичу Благово.


Сергей Глезеров
Фото автора

 

http://spbvedomosti.ru/news/obshchestvo/samartsy_iz_nbsp_rambova_/

Источник СПб ведомости


Возврат к списку

Наверх