Рождество у Ф. М. Достоевского

Рождество у Ф. М. Достоевского 13.01.2010

Стоит спуститься по известным ступенькам неожиданно чистенького, свежеотремонтированного дома в Кузнечном переулке, чтобы увидеть-узнать: «Петербургские акценты» – это про толерантность.
Музей Достоевского каким-то странным образом уже год как вписался в городскую программу «Толерантность» – хотя, казалось бы, при чем тут его, музея, герой? Но прошлой весной вышел в музейном театре превосходный спектакль «Сказки с акцентом», который показал, как умно, изобретательно можно работать со столь горячей темой – ксенофобия.
Нынешняя выставка, продолжая игру со словом «акцент», из всего «доисторического» времени выделяет и приближает к нам социум петербургский – тот, в котором дети разных народов не только жили рядом и вместе, но общими усилиями создали шедевр: город на Неве.
А Достоевский – сразу персонаж и автор этого текста, и один из его гениев, и авторитет для юношества (самый популярный писатель у студентов всего мира). Тот, для кого важны были идеи «всечеловечности» и «всемирного братства» (вспоминайте знаменитую пушкинскую речь.
Что видел вокруг себя петербуржец Достоевский, какую повседневность «употреблял», какие идеи обдумывал и развивал? Вот круг представленного в двух залах.. Это изображения великих и рядовых зданий работы иностранных мастеров, это интерьеры театров и ресторанов, это счета от иноязычных портных...
Пример – да вот хоть столь многозначащая церковь Владимирской иконы Божией Матери на литографии. Спеша мимо, вы разве помните о том, что она связана с именами Трезини, Кваренги и Руска, и только «наш» Мельников возвел притвор? Пример иного свойства: Достоевский курил табак «Лаферм», Мангуби и Саатчи; вот подлинная коробка первого, на обратной стороне одиннадцатилетняя дочь написала: «28 января 1881 года. Умер папа».
Понятно, что для такой надписи происхождение коробки совершенно неважно, как и то, что фраки и жилеты Федор Михайлович заказывал себе у француза Шармера – сей «партикулярный портной Его Императорского Величества» был одним из лучших мастеров в городе. Важно, что Европа, которая приносила в самобытную, но в чем-то дремучую Россию свою культуру, цивилизацию, свои идеи (тогда, безусловно, благой был дар; ХХ век распорядился наследием ужасно), постигалась в позапрошлом веке не так, как нынче.
Сама выставка – многосоставна. Зритель видит уже упомянутые документы, рисунки и фотографии, а также вещи (обычные, вроде театральных или столовых принадлежностей, и «необычные»: инсталляция о Раскольникове и «Наполеоновой тени»); он может, взяв аудиогид, прослушать к ним комментарий (начитан не диктором каким, но артистом Валерием Кухарешиным, давним другом музея).
Еще в одном зале – рассказ о театре как институции, которую никогда не останавливали национальные различия ни пьес, ни авторов, ни исполнителей; наоборот – все строят один спектакль.
И, конечно, собственные «ФМД-театра» те самые «Сказки с акцентом». Кстати, они задумывались как собрание сказок разных народов о еде. Оказалось, только «пищевых» на спектакль не набрать. Но в католическое – европейское – Рождество, к которому совсем не случайно приурочили вернисаж, в музее накрыли стол: финские лепешки рядом с засахаренными фруктами, хумус с соленой рыбкой, каштаны с шоколадом.
И, право, сей способ понять вкусы другого и сделать их своим удовольствием доступен каждому.
 

Источник «Санкт-Петербургские ведомости»


Возврат к списку

Наверх