Ничего, кроме стелы

Ничего, кроме стелы 06.05.2015


Воинское захоронение остается безымянным вот уже 60 лет

На проспекте Народного Ополчения между домами # 143 и 145 находится воинское кладбище Дачное. За низкой решеткой, огораживающей мемориал, – образцовый порядок. С двух сторон гравийной дорожки, что ведет к стеле, – по шесть тумб с металлическими венками, покрытыми серебрянкой. На гранитном памятнике между двух мечей бронзовая медаль «За оборону Ленинграда», а чуть ниже традиционные слова: «Доблестным советским воинам, павшим в боях за свободу и независимость нашей родины». У подножия три венка из искусственных цветов. К кладбищу ведет разбитый тротуар. С проспекта памятник различим плохо – он теряется на фоне стоящих здесь домов.

Субботний день, а вокруг ни души. Только летят машины по проспекту да с шумом проносятся электрички по Балтийской ветке железной дороги, что напротив кладбища. Мемориал, занимающий гектар площади, выглядит обыденно и издали похож на обычную спортивную площадку.

Брожу среди его газонов, где вовсю зеленеет трава. От безлюдья и пустоты веет холодом. Воинское кладбище безымянно. Кто здесь похоронен и когда – непонятно. Нет ни имен, ни фамилий, ни даже наименований воинских частей, что стояли здесь насмерть, не пуская в город врага. Ведь известно: это был передний край обороны, жаркое место, где кровавое противостояние длилось не один год.

Вообще-то сведения о том, кто здесь покоится (причем поименные), есть. И даже имеется некоторое упоминание в Интернете. Правда, данные о числе бойцов и командиров, преданных земле на Дачном захоронении, немного разнятся. По данным Ленгорисполкома, 874 защитника, ОБД «Мемориал» – 877, в военкомате Кировского района мне назвали иную цифру – 1023. Как удалось выяснить, это братское захоронение воинов 42-й армии Ленфронта, которые погибли в январе-феврале 1943 года. А если более конкретно – на Дачном лежат бойцы 14-го отдельного штрафного батальона и 28-й отдельной штрафной роты командно-начальствующего состава, а также других воинских подразделений.

Воины 14-го ОШБ и 28-й ОШР дрались с врагом и под Пулковом, а также освобождали в числе прочих войск Кировск, Малуксу, Псков. Везде есть братские захоронения, стелы, мемориальные плиты с номерами подразделений, отчасти именами павших. Только в Дачном – ничего, кроме стелы.

Как мемориал братское захоронение было оформлено в 1955 году, к 10-летию Победы, и стало частью «Кировского вала», входящего в Зеленый пояс Славы Ленинграда. Авторы памятника – архитекторы Г. Иванов и Я. Москаленко. Как сказали в КГИОП, очевидно, в инвестиционном проекте не оговаривалось указание на то, кто на этом кладбище похоронен. Закономерно встает вопрос: не потому ли, что с врагом здесь дрались штрафники?

В военкомате мое предположение сразу же отвергли: «Люди погибли при защите города, жизнью заплатили за свою вину – так какая разница, кем они были!». Согласна, но это мы можем сейчас так рассуждать. Вспомним, когда создавался данный мемориал и что это было за время.

Кстати, о штрафбатах у многих из нас не совсем верное представление. Отпетых уголовников, воров в законе, дезертиров в них не было. В штрафбаты отдавали за нарушения воинской дисциплины и общеуголовные преступления. Эти батальоны и роты сражались на самых трудных участках фронта: их бойцы погибали, но и оставались в живых, получали награды. Тем, кто лежит в Дачном, выпала иная судьба – их могилы покрыты травой забвения, хотя и проходят здесь по торжественным дням соответствующие церемонии.

Думаю, наиболее близкое к правде объяснение безымянности мемориала – то, что архитектурно оформлен он был одним из первых в городе. Еще не было принято писать имена на обелисках и пьедесталах, где стояли гипсовые и бронзовые солдаты. Не составлялись Книги памяти, да и 9 мая еще не было выходным днем с парадами и салютами. Все это придет позже.

О том, что есть в Петербурге вот такой, непонятно кому конкретно посвященный, мемориал, мы узнали почти четыре года назад от нашего читателя Евгения Александровича Губарева. Он вышел на него, когда стал искать, где покоятся его школьные друзья и родственники, погибшие во время войны. Об анонимном мемориале написал в Смольный. Письмо переслали в район. Оттуда оно ушло в КГИОП, поскольку воинское кладбище Дачное является памятником истории и культуры народов РФ. На этом дело и закончилось. Только в комитете (ныне реорганизованном), который ведал тогда службой похоронного дела, порекомендовали занести имена погибших, что покоятся в этом месте, в Книгу памяти. Но они и так были в нее включены.

Обо всем этом мы рассказали в газете 11 августа 2011 года. Реакции не последовало. Так что будущее воинского захоронения остается неопределенным. Им ведает арендное предприятие «Похоронный дом «Юго-Запад», которое, как мне сказали, вроде бы не имеет на этот объект даже технического паспорта, поскольку не проведена геодезия. А это значит, что границы кладбища могут быть изменены, если вдруг кому-то понадобится этот кусок, по сути, пустующей земли.

...Недавно я услышала о ветеране войны, который на участке, который еще в советское время ему отвели под дачу в пригороде Ленинграда, поставил за свой счет памятник погибшим однополчанам. И несколько месяцев писал на нем бронзой имена своих товарищей по оружию. Он понимал – память нужна не только мертвым, но и живым.


Марина Елисеева
ФОТО Александра ДРОЗДОВА

http://www.spbvedomosti.ru/news/obshchestvo/nichego_krome_nbsp_stely/
 

Источник СПб ведомости от 05.05.2015


Возврат к списку

Наверх