Директор Санкт-Петербургского государственного музея семьи Рерихов Алексей Бондаренко просит взять под защиту наследие Николая Рериха.

Директор Санкт-Петербургского государственного музея семьи Рерихов Алексей Бондаренко просит взять под защиту наследие Николая Рериха. 31.08.2015

 А. А. Бондаренко написал открытое письмо с такой просьбой в адрес Министерства Культуры Российской Федерации, лично министру культуры В. Р. Мединскому так как уверен, что весомая часть наследия великого художника Николая Рериха находится под угрозой исчезновения. Среди причин - неопределенный статус бесценного материального наследия, находящегося в ведении общественной организации МЦР и бездействие федеральной власти, которая, по непонятным причинам, не спешит брать под защиту культурное достояние страны.

Министру культуры
Российской Федерации

В. Р. Мединскому

Глубокоуважаемый Владимир Ростиславович!

Проблема сохранения и актуализации многообразного и уникального наследия Н. К. Рериха и всей его без преувеличения великой семьи хорошо известна и весьма разнопланова. В течение многих десятилетий прошлого века эта проблема стояла перед Министерством культуры СССР и советской общественностью, но так и не получила никакого удовлетворительного разрешения. А попыток было немало.
Ю. Н. Рерих, всемирно известный востоковед, старший сын Николая Константиновича и Елены Ивановны Рерих, после возвращения на Родину в 1957 году передал часть наследия своей семьи «советскому народу» для размещения в музеях Москвы, Ленинграда, Новосибирска и других городов. В частности, на основе переданного в Ленинград художественного собрания, поступившего в Государственный Русский музей (далее – ГРМ), и Мемориального собрания семьи Митусовых должен был быть создан Музей Н. К. Рериха в Ленинграде как филиал ГРМ. Однако безвременная кончина Юрия Рериха приостановила этот процесс до 2001 года, когда на основе собрания Митусовых был создан Музей-институт семьи Рерихов, через несколько лет ставший Санкт-Петербургским государственным учреждением культуры. При этом музей успешно и плодотворно сотрудничает с Русским музеем, Эрмитажем, Музеем Востока, Третьяковской галереей и другими музеями, являясь площадкой для регулярного экспонирования предметов не только из переданной Ю. Н. Рерихом художественной коллекции, но и из других рериховских собраний. В Москве на базе научного архива Ю.Н. Рериха в Институте востоковедения РАН создан и много лет действует его Мемориальный научный кабинет.
Совершенно в русле подходов Ю. Н. Рериха действовал и его младший брат Святослав Николаевич Рерих, который всемерно содействовал сохранению наследия своей семьи у ближайших родственников Митусовых в их квартире в Ленинграде и в квартире Юрия Николаевича Рериха в Москве, где оставались жить привезённые из Индии сёстры Богдановы, принятые в семью Рерихов в качестве помощниц по хозяйству. И если Людмила Степановна Митусова и её помощники из Санкт-Петербургского государственного университета довели это дело до создания в Санкт-Петербурге государственного музея, то произведения из квартиры Юрия Рериха в Москве были распроданы людьми, правомочность действий которых по распоряжению имуществом Ю. Н. Рериха вызывала обоснованные сомнения. А ведь имущество, оставшееся бесхозяйным, по закону становится выморочным и должно поступать в собственность государства!
Советские госорганы оказались не на высоте. Именно их невнимание к сохранению наследия Юрия Николаевича после его смерти, недостаточная компетентность, идеологическая и политическая конъюнктурность некоторых решений, а зачастую и правовой нигилизм усугубили и запутали изначально совершенно ясную ситуацию: наследие передаётся советскому народу в лице государства с условием должного отношения к нему. А именно: сохранения, изучения, экспонирования, создания музеев, обеспечения творческой преемственности и участия в его судьбе доверенных лиц.
Ничем не отличается и ситуация с передачей С. Н. Рерихом наследия своей семьи Советскому фонду Рерихов (СФР), который defacto имел государственный статус и соответствующее финансирование. Участие общественности в делах СФР и обеспечение преемственности по желанию Святослава Николаевича обеспечивалось включением в состав правления СФР его доверенных лиц. По сути, точно так же созданы два мемориальных рериховских треста и в Индии - в Наггаре и Бангалоре, - где обеспечено преимущественное участие государственных индийских структур соответствующих штатов этой страны, а также нескольких доверенных лиц Святослава Рериха. Все остальные интерпретации замыслов и практических действийСвятослава Николаевича – от лукавого!
Замечу, что так же точно поступила и Кэтрин Кэмпбелл, многолетний президент возрождённого Музея Николая Рериха в Нью-Йорке, верный сотрудник Рерихов и близкий друг Святослава Николаевича Рериха, передав собранные ею произведения Рерихов в Государственный Музей Востока.
Сейчас перед культурным сообществом нашей страны остро стоит проблема сохранения части рериховского наследия, оказавшегося в распоряжении Международного центра Рерихов после того, как СФР был лишён возможности исполнять свои функции. Главное слово здесь, как и раньше, за государством, его органами, несущими ответственность не только за соблюдение законности и государственных имущественных интересов, но и за целостность культурной и духовной ткани российского общества. Нельзя обеспечить единство страны, единство народа без обеспечения сохранности и востребованности его культурных сокровищ. Это очевидно. Но столь же и трудно. Видимо, трудно расставаться и с прошлыми заблуждениями и искажениями.
Именно государственная музейная система России, как мало какая ещё, показала свою эффективность, надёжность, устойчивость, способность к росту и решению сложнейших творческих культурных, научных и образовательных задач. Межмузейное сотрудничество остается важнейшим фактором культурного развития и стабильности роста. Это показывают многочисленные, в том числе, знаковые проверки музейных фондов России, рост интереса населения к музейной сфере и масштабные выставочные проекты. Чтобы понимать это, нужно иметь, как любил говорить Николай Константинович Рерих, «глаз добрый» и не идти на поводу у искусственно создаваемых газетных скандалов.
Среди таких выставочных проектов есть и «рериховские». Это и проект 2010 года «Рериховский век» в Петербургском Манеже, получивший главный приз в номинации «Престиж Петербурга» конкурса «Музейный Олимп» и Премию Правительства СПб (он собрал тысячи экспонатов из более чем полусотни музеев мира и около сотни тысяч посетителей), и масштабная рериховская выставка Русского Музея 2014 года и ее передвижная составляющая, и открытие уникальных рериховских археологических коллекций в Эрмитажном реставрационно-хранительском центре в Старой Деревне, и серия выставочных рериховских проектов Музея Востока, в том числе реализуемых в этом году, в рамках мероприятий, посвященных 80-летию Пакта Рериха.
Именно поэтому государственная защита рериховского наследия с соблюдением всех требований законности в части собственности, владения и распоряжения, финансового и технического обеспечения стоит сейчас в повестке дня и по-настоящему себя оправдывает без всяких оговорок. Охрана культурных сокровищ нашего многонационального народа – первейшее дело государства, заботящегося о будущем страны. И мы видим в последние годы серьёзные позитивные сдвиги.
Это не значит, что в государственной музейной сфере всё безоблачно. Отнюдь. Проблемы есть и их много. Музейное сообщество ожидает от Минкультуры России обновлённой Инструкции (Правил) по учёту и хранению, которая была принята в далеком 1985 году. Не налаживается устойчивый доступ музеев к Госкаталогу и его стабильное функционирование. Время от времени остро встают вопросы музейной недвижимости вследствие зачастую необоснованных претензий религиозных организаций. Нет ещё должного взаимопонимания между профессиональным музейным сообществом и государственными органами в вопросах финансирования и критериев так называемой эффективности. Очень медленно идёт процесс осознания неуместности таких понятий как «услуга» и «прибыльность» при разработке государственных заданий и оценки деятельности музеев. Не закреплены позиции музееведения в системе гуманитарного знания, да и самой научной деятельности в музеях. Проблемные точки можно перечислять и дальше, но они не перечёркивают масштабных достижений российских музеев и их растущую значимость в обществе. Кроме того, появилось главное – взаимное желание власти, музеев и общественных сил решать накопившиеся и возникающие вопросы не за счёт накопленного багажа музейной сферы, без утраты накоплений и достижений отечественного музейного дела. Высокий статус культурного достояния страны всё более четко осознаётся и властью, и обществом.
Именно поэтому традиционная для России проблема общественного участия воспринимается особенно остро в сфере культуры и сохранения культурного наследия, а значит, и в музейном деле. Так называемые общественные музеи стали в массе своей в России первичной формообразующей субстанцией, из которой вырастают новые музеи. Некоторые из них закрываются, некоторые развиваются, становятся муниципальными, государственными или корпоративными. Это естественный процесс участия общественных сил в формировании культурного достояния народа и естественный путь музейного строительства.
Ещё в конце 20-х гг. прошлого века Николай Рерих, говоря о роли многочисленных обществ при Нью-Йоркском музее Рериха, определял их возможную роль как роль «хранителей отделов музея». Этим он вводил общественную энергию и инициативу в самую ткань работы музея и его специалистов, оживляя музейную атмосферу, приближая музей к людям, а также способствовал образовательному росту общественников-энтузиастов, друзей музея, приобщению их к настоящей музейной работе. Ни в каком ином смысле тогдашний Рериховский музей в Нью-Йорке общественным не был, он управлялся небольшим кругом доверенных лиц, что, как известно, в определённой мере и способствовало его краху в годы Великой депрессии. А вот программы нью-йоркского музея, имевшие государственную поддержку, оказались успешными и дали прекрасные результаты в виде двух масштабных центрально-азиатских экспедиций, собранных уникальных коллекций и Гималайского исследовательского института «Урусвати» в Индии.
На мой взгляд, следует трезво взглянуть на проблему общественных музеев в контексте сохранения Рериховского наследия в России. В российском законодательстве нет такой организационно-правовой формы для музеев. Федеральный закон «О Музейном фонде Российской Федерации и музеях в Российской Федерации» определяет музей как некоммерческое учреждение культуры, созданное собственником для хранения, изучения и публичного представления музейных предметов и музейных коллекций. Таким образом, музей – это некоммерческое юридическое лицо, созданное в форме учреждения. Общественный статус может иметь не музей, а его учредитель, который, являясь общественным объединением или общественной организацией, должен ответственно содержать своё музейное учреждение, своевременно платить зарплату своим сотрудникам, соблюдать законодательство и быть прозрачным для общества и в сфере хозяйственной деятельности, и в области управляемого им культурного наследия, тем более, наследия всемирной значимости. Здесь не должно быть никакой компанейщины и возможности мутить воды общественных течений.
В последнее время появилась слишком уж большая охота у некоторых ангажированных лиц, именующих себя представителями рериховской общественности выступать оракулами и публичными толкователями рериховских заветов, приватизаторами под различными предлогами Рериховского наследия как в материальной, так и в идейной его форме, генерировать чуждый Рерихам сектантский дух. Это, безусловно, а-культурно и губительно как для самого наследия, его сохранения и изучения, так и для сохранения общественного согласия и сотрудничества. Это бросает незаслуженную тень на великие имена. Это совсем не то, что нужно великому наследию. Горько и противно!
Рериховскому наследию требуется надёжная государственная поддержка и защита, прозрачный и однозначный правовой статус, - то, чего всегда добивались Рерихи и их соратники, в том числе Митусовы, их ближайшие родственники в России. Необходимо подлинное научное изучение и освоение, нужно грамотное музейное представление и воплощение в музейных и образовательных программах, применение в образовании, науке и искусстве, в творчестве и жизни. И не в отдельно взятом регионе, пусть даже таком, как Санкт-Петербург или даже Москва, но в целом по всей стране на федеральном уровне. Жизненно важно государственное обеспечение.
Первоочередная задача государства и рериховского мира – предпринять все возможные меры для обеспечения государственной регистрации всех рериховских архивов и коллекций, находящихся в распоряжении Международного центра Рерихов, как того требует Российское законодательство и, в том числе, Закон «О Музейном фонде Российской Федерации и музеях в Российской Федерации»; обеспечить передачу государству всего наследия, удерживаемого без законных на то оснований. Нужно помочь самому МЦР обновить свою работу после истории с Мастер-банком и стать открытой организацией, отбросившей необоснованные амбиции и претензии на монополию в сфере Рериховского наследия и какую-то псевдопосвящённость некоторых её руководителей. Общественный потенциал организации немалый и его нужно бережно сохранить, освободив от всего мешающего свободному развитию и творчеству. Необходимо отдать должное той многолетней масштабной работе по собиранию в России художественного, эпистолярного и мемориального наследия семьи Рерихов, которая проводилась под руководством Л. В. Шапошниковой, почтить её выдающиеся в этом деле заслуги и память и оказать всю возможную помощь со стороны государственных органов и рериховских музеев, культурной общественности президенту Международного Центра Рерихов А. П. Лосюкову в его усилиях по реформированию и перестройке деятельности МЦР на основах подлинной открытости и общественности.
Бездействие здесь приведёт к катастрофической ситуации, аналогичной случившейся с наследием из московской квартиры Ю. Н. Рериха. Однако масштабы её будут неизмеримо больше, а последствия совершенно непоправимы. Нельзя допустить, чтобы МЦР в Малом Знаменском переулке стал мегаподобием рериховской квартиры на Ленинском проспекте или страшным эхом катастрофы рериховского музея в Нью-Йорке 30-х годов прошлого века. Потери могут оказаться невосполнимыми. Нельзя разрешать узкой группе лиц, не представляющих всего состава руководства МЦР и его президента, а также ангажированным этими лицами псевдообщественникам безответственно морочить людям голову сказками об общественном музее Рерихов. Такие действия слишком многих вводят в заблуждение, создают условия для общественных расколов и утрат «под шумок» из собрания Центра-Музея им. Н. К. Рериха. Надо помочь выжить этому во многом замечательному музею, поставив его на прочные государственные рельсы, вернув его коллективу уверенность в завтрашнем дне, включив музей в сферу свободного межмузейного сотрудничества, выведя культурные сокровища нашей страны из тени на свет. Необходимо создание наблюдательного совета этого музея с серьезным государственным, профессиональным и общественным участием. И если уж говорить о воле Святослава Николаевича Рериха, то неплохо было бы вспомнить в связи с этим обо всех его доверенных лицах, в том числе, и ныне здравствующих.
Именно в связи со всем вышеизложенным Санкт-Петербургский государственный музей-институт семьи Рерихов, выступая не только от своего лица, но и от лица многочисленных исследователей творчества Рерихов, представителей многих рериховских и иных культурно-просветительских обществ и других партнёрских организаций, поддерживает усилия, которые в последнее время предпринимает Минкультуры России по наведению порядка в области сохранения рериховского наследия в России, прозрачности в его использовании, учёта, публичного представления и сохранения наследия от возможной утраты.
Уверен, что это лишь первые, но очень важные общегосударственные шаги в деле сохранения уникального культурного наследия, имеющего не только всемирное значение, но и являющегося мощным потенциалом как внутреннего культурного развития страны, так и её внешней культурной политики.
В год 80-летия всемирно известного Пакта Рериха будем твёрдо помнить, что никто из Рерихов никогда не только не противопоставлял свою волю России, но именно на путях государственной защиты, поддержки и союза с общественностью видел развитие начатого ими «ради народа русского» всемирного культурного дела - «Мира через Культуру».

С уважением,
Директор музея,
Президент МБФ «Рериховское наследие»,
Член Президиума Творческого союза музейных работников СПб и ЛО,
Лауреат Премии Правительства Санкт-Петербурга

Алексей Бондаренко


http://www.roerich.spb.ru/story/direktor-sankt-peterburgskogo-gosudarstvennogo-muzeya-semi-rerihov-aleksey-bondarenko-prosit

Источник Музей-институт семьи Рерихов


Возврат к списку

Наверх