Нефтедобыча на Конюшенной

Нефтедобыча на Конюшенной 02.04.2014

В декабре прошлого года была принята федеральная программа «Ликвидация накопленного экологического ущерба на 2014 – 2025 годы». В рамках ее подготовки в Петербурге провели инвентаризацию городских территорий, которые нуждаются в рекультивации. Ситуация с почвами в городе неутешительная, говорят специалисты. А нормативная база хромает на обе ноги. Проблемы рекультивации городских земель и зарубежный опыт в этих вопросах обсудили на международном форуме «Экология большого города».
– Почва в Петербурге сильно загрязнена тяжелыми металлами: свинцом, цинком, кадмием, – рассказывает доктор биологических наук и биотехнолог Марина Янкевич. – Но особенно пугает мощный канцероген – бензапирен. В городе норма по нему превышена в тысячи раз. Мы вдыхаем его вместе с городской пылью, в которой он «прячется», в результате получаем рост онкозаболеваний. При этом проблемы очистки никуда не исчезают. Сейчас как решается: комитет по благоустройству снял почву и вывез на свалку, привез из Шушар чуть грязную или чуть почище, и через 2 – 3 года снова нужно менять газон.
С землей, одним из наших основных ресурсов, нужно обращаться поаккуратнее, говорят биологи. И предлагают не выбрасывать грязные грунты, а лечить их, как это делают практически во всей Европе. Технологии существуют разные, у нас их тоже применяют, но пока больше в качестве эксперимента.
Например, биоремедиация – очистка с помощью микроорганизмов, растений, насекомых, обычных дождевых червей. Чтобы очистить от бензапирена, в землю вводят специальные биопрепараты. А для почв, «законсервированных» под асфальтом и впитавших в себя нефтепродукты, существует другой метод – откачки почвенного воздуха. Легколетучие соединения под действием пониженного давления перемещаются сквозь поры грунта к откачивающей воздух скважине, а потом попадают в фильтр, где и оседают на угольных сорбентах. Так можно лечить почву под фундаментами зданий, автостоянками, автобусными парками. Такие работы в качестве пробного варианта уже провел городской комитет по природопользованию на одной из бывших автозаправок. Концентрация бензина в почве снизилась на 70%.
– Или возьмем Конюшенную площадь. В свое время во внутреннем дворе бывшего Конюшенного ведомства была автозаправка, которую закатали в асфальт, – вспоминает Марина Янкевич. – В почве теперь столько нефтепродуктов, что если вырыть шурф на этой территории, то через некоторое время он заполнится маслянистой жидкостью. Вот тут-то и пригодится данный метод.
Но мониторинг и санация территорий дело дорогостоящее. Проще вывезти на свалку. Специалисты говорят: проблема здесь не только в методике очистки. Толком неясно, как диагностировать почву.
– Нормальной нормативной базы по качеству земель в России нет, – считает замдиректора Российского геоэкологического центра – филиала ФГУГП «Урангео» Андрей Горький. – У нас два подхода: мы сравниваем либо с чистыми грунтами, либо с утвержденной санитарной службой предельно допустимой концентрацией (ПДК). А для этих нормативов выбираются наиболее жесткие пути воздействия на человека. Например, через загрязненные продукты питания.
Андрей Вадимович демонстрирует таблицу СанПиН. Предельно допустимая концентрация для мышьяка ниже, чем фоновые показатели для Ленобласти. Нормы по содержанию ртути тоже ниже фона – в 70 раз. Выходит, что почв, которые соответствовали бы санитарным нормам, у нас просто нет. Оказывается, нормативы применяются для тех территорий, на которых вовсе не собираются строить теплицы с огурцами и помидорами.
При сравнении наших норм с западными видно, что российские гораздо жестче. Например, в Финляндии, Германии и Эстонии детские площадки будут чистить при содержании свинца 200 мг/кг. В России – с 32. Среднее содержание свинца в Петербурге – 102 мг/кг, что в три раза превышает нашу предельную концентрацию, но в два раза ниже уровня санации в Германии и Финляндии.
По словам Андрея Горького, наши ПДК просто неприменимы для городских территорий. Критерии оценки требуются другие. Нормативы качества должны зависеть и от того, что с этой территорией планируют делать – строить дом или высаживать парк. Ведь, по закону, в проекте объектов капитального строительства необходимо указать мероприятия по рекультивации загрязненных участков. А так как эти мероприятия требуют немалых денежных затрат, инвестору от них проще отказаться.
– Во всех европейских странах есть специальные программы для повторного использования территорий старых промышленных предприятий, – говорит Горький. – А российская законодательная база толкает инвесторов к застройке зеленых лужаек – им там дешевле строить дома или предприятия. В итоге пояса лесов вокруг Петербурга сокращаются, а в центре избыток пустующих территорий. Взять один только «Красный треугольник» – 130 никому не нужных гектаров!
По словам специалиста, нужно разрабатывать нормативную базу на региональном уровне, которая не будет опираться на СанПиН. Такую, чтобы можно было оценить реальную степень загрязнения территорий и разработать планы для их восстановления. А не чистить сразу весь центр Петербурга.
– Европейцы не стремятся поднять недостижимую планку и подтягивают нормативы под доступные технологии, – не соглашается начальник сектора обеспечения экологического благополучия территорий комитета по природопользованию Дмитрий Крутой. – У нас выведены жесткие ПДК, но они гарантируют отсутствие негативного воздействия на окружающую среду и человека. Что касается практики, то вывезти почву на полигон на порядок дешевле, чем чистить на месте до указанных в ПДК нормативов...
Те самые региональные нормативы, о которых идет речь, были разработаны учеными для комитета по природопользованию еще в 2002 году. Но там документ так и не приняли, дискуссии ведутся до сих пор. Разработан и новый проект закона «Об охране почв в Санкт-Петербурге». Уже полтора года он бродит по разным инстанциям, не встречая активной поддержки.
– Нужно не только работать над очисткой грязных почв, необходима система мер защиты земель, которой у нас нет. Но проект многим не выгоден, он затрагивает слишком много интересов тех, кто привык хозяйствовать на территории города без особых ограничений, – считает член комиссии по экологии и природопользованию ЗакСа автор проекта закона Татьяна Захаренкова. – И природоохранная прокуратура, и комитет по природопользованию, и комитет по земельным ресурсам и землеустройству вроде соглашаются, что надо принять такой закон, при этом с их стороны нет никаких активных действий.
 

Источник СПб ведомости


Возврат к списку

Наверх