Мирные вещи века

Мирные вещи века 18.12.2009

Повседневный уличный костюм петербургской барышни конца XIX века, того же времени белого сукна сюртук члена городской думы Карелина, имеется его портрет как раз в этом сюртуке, кожаное пальто из 1930 годов – романтическое и комиссарское одновременно. Замена погребу в городских условиях – ледник: внушительная тумба с толстыми стенками и дверцей, как у холодильника, с оцинкованным ящиком для льда, накладная бронзовая ручка с надписью «Санкт-Петербург».
Понятно, что ничего принципиально нового, но у кого есть «культурные» разум и чувства, тот видит и понимает смысл этих вещей как таковых и смысл их в музее, а те, кто спешит по жизни, изолируясь в потоке дня от «вчера» и «завтра», назовут эти предметы рухлядью. И по смерти старших родственников или по причине переезда отнесут на помойку на радость бомжикам.
Начало было положено 85 лет назад теми, кто предпринял попытку обозначить здесь памятное место. Шел 1924-й, умер вождь мирового пролетариата, и жильцы Казачьего переулка обратились куда надо с, допустим, совершенно искренней просьбой: переименовать его в переулок Ильича и открыть Уголок Ильича в квартире № 13 дома № 7 – там, где он обитал десятью годами прежде. Уголок и открылся к концу 1924-го; все ленинские объекты города тогда относились к Музею революции, а в 1938-м возник Ленинградский филиал центрального музея Ленина и мемориальная квартира получила статус уже его филиала . И так до 1991-го
А почти двадцать лет назад нашлось гениальное в своей естественности решение: музей станет мемориальным для самого здешнего места. Будет показывать историю этого района – глазами, насколько удастся, своего героя: что происходило в переулках Московской части Петербурга во время обитания здесь Владимира Ульянова-Ленина, помощника присяжного поверенного двадцати четырех лет. Но и шире: что происходило «вокруг Семеновского плаца» гораздо раньше Октябрьского переворота. Как жили люди в округе после него...
Люди разного чина и звания это нынче все мы, без исключения, а вовсе не только прежние разночинцы из школьной программы. И вот мы имеем собственный музей, музей про себя. И не в том суть, интереснее он нам или нет, чем, допустим, музей царя или писателя – важно, что жизнь обыкновенного человека впервые стала в нашей стране важна для истории. Жизнь человека, а не только произведения его таланта (вспомните судьбу Левши)
Музейщики могут помочь переломить ситуацию. Что, собственно, они и делают при существенной, приятно повторить, откликаемости горожан. Вещи и документы, которые вы увидите на выставке в «Разночинном Петербурге», – очень часто подарки музею. Каждый экспонат и каждый даритель достойны отдельного текста.
Как и простое соображение, неизбежное среди вещей прошлого века: что останется от нашего времени нашим с вами потомкам?..
 

Источник Санкт-Петербургские ведомости


Возврат к списку

Наверх