Люди как куклы, куклы как люди

Люди как куклы, куклы как люди 06.03.2014

За полтора года небольшая бронзовая скульптура «Петербургский ангел», установленная в Измайловском саду, стала одним из городских символов, который сделал известным ее автора – художника Романа Шустрова. Но Вадим МИХАЙЛОВ беседовал с Романом ШУСТРОВЫМ о его основной специальности – авторской кукле.
– Почему взрослые люди играют в куклы?
– Чаще всего это идет из детства. Остались какие-то желания «доиграть», которые не были реализованы вовремя. Или эти люди смотрят на окружающих, как на кукол. Могут быть и другие варианты.
– О чем искусство авторской куклы?
– Для меня, без сомнения, о человеке. Когда мы говорим «кукла», то видим человеческий образ, не важно, из какого материала она сделана – текстиля, папье-маше и т. д.
– Вы – потомственный художник?
– Нет, мои родители были артистами.
– В кукольном театре?
– Снова не угадали. Папа был певцом, мама – танцовщицей. Мой жанр совсем не связан с кукольным театром.
– А как вы попали в профессию?
– Не было раньше такой профессии в городе, я один из родоначальников движения декоративной куклы в Ленинграде – Петербурге. Нигде не учился, до всего доходил сам. После армии зарабатывал рисованием афиш в кинотеатрах. Как-то летом меня пригласили в пионерский лагерь вести кукольный кружок в младших группах. И, видимо, попав в свою стихию, с этого момента и занялся куклами всерьез.
– Вы идете от образа или от материала?
– По-всякому. Вот бомж, но одетый, как Тургенев (вплоть до старой накидки), и столь же одухотворенный. Начинаешь думать, как его сделать «в материале». А иногда смотришь – лежит мятый кусок картона или деревяшка, в которых читается интересный образ.
– Из чего бы вы сделали Тургенева?
– Конечно, из папье-маше. Наряду с деревом это мой основной материал. Современный пластик не использую. Моя кукольная скульптура – это папье-маше, дерево и авторская роспись.
Сначала делается эскиз на бумаге, потом лепится форма из пластилина. Потом она обклеивается бумагой, которая после высыхания срезается с пластилина и склеивается. Добавляются детали, аксессуары и делается роспись.
Видите на моем столе мужскую фигуру? Это «Кукловод». В руках он будет держать марионетку-женщину. Делаю эту работу для выставки «Мужчина и женщина», которая будет проходить в Пярну этим летом.
– Да вы женоненавистник?
– Ни в коем случае, посмотрите, как согнулся в три погибели «Кукловод» «под тяжестью» марионетки. Эта работа – повод задуматься о ролях в современном мире.
– Получается, что, как, например, у Феллини кино о кино, так у вас – кукольный мастер о куклах.
– Примерно, так.
– Существуют ли какие-то школы, традиции авторской куклы в мире?
– Да, их очень много. У нас же традиции были прерваны большевиками.
– Почему?
– Куклы считались атрибутами буржуазной идеологии, даже фабрики закрывали. Сейчас традиции постепенно восстанавливаются и даже появляются новые стили, направления. Можно уже сказать о наличии петербургской школы авторской куклы.
– Для человека со стороны мир авторской куклы представляется закрытым, художники и коллекционеры общаются между собой в узком кругу. Так ли это?
– Отчасти, но это касается коллекционеров. Художники, напротив, открыты миру, они хотят показать свои работы людям на выставках и кукольных фестивалях.
– А почему большие выставки авторских кукол бывают редко?
– В Союзе художников нет секции авторской куклы, им это неинтересно. Нас причисляют к театральным художникам, что в корне неверно. В свое время я покинул союз, потому что меня обязывали участвовать в выставках как театрального художника.
– А от театра вы всегда были далеки?
– В начале карьеры работал шесть лет в театре бутафором. Только ради мастерской, пока не купил собственное помещение.
– Музеи интересуются куклами?
– Если говорить о Музее кукол и Музее авторской игрушки, то я участвовал в их создании.
– А большие художественные музеи?
– Там работают много симпатичных людей, но пока я не вижу у них интереса к декоративной кукле и кукольной скульптуре.
– Почему вдруг вы сделали бронзового «Петербургского ангела», да еще для общественного пространства?
– Это мой старый образ, много раз делал его в кукольном варианте. В Измайловском саду получилась душевная городская скульптура, тем более что посвятил я ее нашей старой ленинградской интеллигенции. До сих пор получаю в Интернете самые доброжелательные отзывы, и эта оценка разными людьми для меня очень важна.
– А еще поработать в городском пространстве не хочется?
– Есть один важный для меня проект, хотя и не связанный напрямую с куклами. Речь идет о создании «Театрального бульвара» на улице Декабристов от Английского проспекта до набережной реки Пряжки. Пространство бульвара предлагается поделить на три части. Первая – музейно-историческая, посвященная истории Коломны. Там можно установить стенды с фотографиями и другой информацией. Вторая – театральная с небольшой сценой. Третья – выставочная со стационарными модулями для временных экспозиций современных художников.
Сейчас веду переговоры с теми, от кого зависит принятие положительного решения по моему предложению.
– Много ли молодых художников, которые занимаются авторской куклой?
– Возраст значения не имеет. Благодаря тому что в последние два десятилетия кукольное движение в России активно развивается, конечно, появилось большое количество художников, которые пробуют себя в этом жанре.
ФОТО Дмитрия СОКОЛОВА
 

Источник СПб ведомости


Возврат к списку

Наверх