Градсовет вновь критикует модель памятника служебным собакам Ленинградского фронта

Градсовет вновь критикует модель памятника служебным собакам Ленинградского фронта 11.06.2015

Модель монумента военным дрессировщикам и служебным собакам Ленинградского фронта слегка меняется после каждого заседания Рабочей группы Градсовета. На очередном собрании академиков в мастерской скульптора Александра Чернощекова побывал корреспондент НЕВСКИХ НОВОСТЕЙ.

«Она у вас влюблена, что ли?»

По сравнению с первой рабочей моделью, которую скульптор представил еще в марте, современная скульптура в оригинальном размере (чуть больше двух метров в высоту) заметно изменилась: юбка на девушке-сапере стала чуть длиннее; поза героини еще выразительнее и решительнее; собака, ждущая команды у ее ног, – чуть меньше. Интересно, что в очередной раз изменились и замечания членов творческой комиссии.

Напомним, что на прошлом заседании в марте 2015 года коллеги обращали внимание скульптора на то, что в монументе «слишком много диалога»: голова девушки наклонена к собаке, овчарка внимательно смотрит в лицо своей хозяйке. В этот раз член рабочей группы Градсовета скульптор Ян Нейман высказался по-иному. «Очень уж она по состоянию, в смысле образа, о чем-то другом думает – не о риске, не о долге, о чем-то своем… Может быть, влюбилась. Она отсутствует при этом действии», – заявил он. Напомним, что, по замыслу авторов памятника, скульптура изображает девушку-сапера Ленинградского фронта и ее боевую собаку перед ответственным моментом, когда обе находятся на задании, в состоянии максимальной сосредоточенности и концентрации. Девушке не обязательно смотреть на собаку: она касается ее пальцами, и этот жест узнает любой профессиональный дрессировщик. Овчарка же внимательно смотрит на хозяйку и ждет команды.

Замысел скульптора понял и попытался донести до других лишь один из коллег. «Голова пусть будет так, как он хочет, в этом есть определенное состояние этой работы, – сказал скульптор Евгений Ротанов. – Он не будет делать что-то героическое. Девушка, может, сама след ищет, дорогу видит – можно как угодно прочитать».

«Она у вас падает, это нужно исправлять»

На обсуждении того, каким должно быть выражение лица героини памятника, критика в адрес модели не закончилась: академики перешли к обсуждению тонких анатомических особенностей, принципов скульптурной выразительности и передачи пластики тела. «Бедра не имеют формы, их как будто нет»/ «Грудь какая-то неравномерная»/ «Блокада, все голодные, тощие, дистрофики. Вот у вас рука дистрофичная, а лицо округлое слишком, сытое», «Старина, не опускай ей голову», – каждый из членов комиссии нашел, что сказать. Главным критиком работы выступил скульптор Ян Нейман. «Мы, не сговариваясь, перемигнулись: она действительно падает, это нужно исправлять, и исправлять кардинально, – сказал он. – Середина головы должна по отвесу прийти на середину стопы, как ты ни крути. Не будет этого – она будет валиться в ту или другую сторону. Дальше, при всей «блокадности» таз явно заужен. Есть такие дамы, попадаются, но все-таки… Затем, колени «сползли», голень «сломана». Ботинки офицерские, «хромачи», не кирза, в поле пойдешь в хромовых? Сложная проблема, мне кажется, плечевой пояс. Кисти… Ее левая кисть от другой фигуры. Пальцы – все фаланги одинаковые, так не бывает. Если середина фигуры еще как-то держится, то верх – это одна фигура, низ – другая». «Собаку надо принимать, а с барышней серьезно разбираться», – такой вердикт вынес известный скульптор. Возразил ему Евгений Ротанов, заявив, что по всем остальным работам Александра Чернощекова видит, как мыслит скульптор. «Сам принцип ломать не нужно, ему нужно кое-какие детали чуть грамотнее сделать, в его же видении», – высказался он.

Сам Александр Чернощеков критику выслушивал очень спокойно. После окончания заседания и переговоров с членами комиссии, он убедил их в том, что «выравнивать» героиню не нужно – она не должна быть похожа на римского воина и опираться на свой саперный щуп, как на копье. Вся ее поза выражает тот самый момент, когда лишь зарождается первое движение тела. «Мы же не древнегреческую статую делаем, в этих нюансах и заключается творчество, – сказал он корреспонденту НЕВСКИХ НОВОСТЕЙ. – Да, я еще поработаю над плоскостью: например, здесь складка выходит вперед, а должна быть более плоская, но это «блохи», это непринципиально».

В том, что комиссия просто придирается по мелочам, уверена также автор идеи и исторического расследования, посвященного служебному собаководству в блокадном Ленинграде, Елена Типикина. «Придирки «не та фуфаечка, не те коленочки» – это смешно на фоне того, что эта комиссия ставит и принимает в Петербурге, – возмущается она. – Самый главный «возражальщик» этой комиссии, очень уважаемый мной человек, в прошлом академик Нейман – посмотрите его памятник северным конвоям. Вы знаете, что никогда миссия Англии и Америки в Мурманске не встречалась? Такого факта исторического не было! И ставить трех капитанов на нос одного сторожевого катера… Символ создан, а факта не было. А здесь не символ, здесь создан факт. Памятник конкретным людям, которые сняли 250 тысяч мин, девочки, которые кормили своих «жучек», а могли съесть этот паек сами! И сохранили 260 собак, которые вышли на разминирование и в шесть раз ускорили прорыв блокады на тех участках фронта, где работали. Это было чудо-оружие. Это же позиционная война, два года стоят окопы, немцы точно знают: при такой плотности заминирования, скорость снятия минного заграждения будет, например, 10 дней. И вдруг утром туда выходят танки, потому что за ночь собаки сняли коридор! Господа академики предлагали одеть ее в шинель. А мы им объясняли, почему саперы не работали в шинели: потому что запутался в поле и упал лицом в мину! Они даже штаны с себя снимали часто, в трусах разминировали! «Оденьте ее в комбинезон!» Но это девушка! Как она нужду справляла, по-вашему?

Я понимаю, что искусство… но есть понятие исторической достоверности! Нельзя капитана корабля в форме танкиста изображать». Стоит добавить, что проект памятника создавался при участии военно-исторической экспертной комиссии, созванной под руководством генерал-лейтенанта Крылова. Ее участники изучили модель памятника и выдали вердикт главного военно-артиллерийского музея инженерных войск и войск связи, подтверждающий историческую достоверность.

Через две недели комиссия соберется вновь, чтобы еще раз взглянуть на модель памятника. Одновременно авторы проекта ждут постановления правительства города, подтверждающего возможность установки монумента в парке Сосновка в створе улицы Академика Байкова, и продолжают сбор денег на отливку скульптуры в бронзе. В идеале они планируют установить его к 28 ноября, годовщине рождения помета собак-саперов в Ленинграде.


Текст: Евгения Авраменко

http://nevnov.ru/city/region/sobaku-prinyat-s-devushkoj-eshhe-razobratsya-gradsovet-vnov-kritikuet-model-pamyatnika-sluzhebnym-sobakam-leningradskogo-fronta/
 

Источник Невские новости


Возврат к списку

Наверх