КГИОП будет консервировать

КГИОП будет консервировать 06.05.2009

Заседание Совета по культурному наследию по итогам прошедшей пятилетки прошло в привычном для этого мероприятия ключе. Власти отчитались об успехах, члены Совета поговорили о наболевшем – на этот раз высказав накопившиеся к законодательству и бизнесу претензии не друг другу, а администрации города. Самой главной новостью для всех стало сообщение о том, что денег на реставрационные работы выделят очень мало, поэтому слово «воссоздание» надо забыть и перейти к «консервации».

Итоговое заседание началось в мажорной тональности. «Петербург - самая мощная точка реставрационного пульса на карте мира», - заявила глава КГИОП Вера Дементьева. Заявление было подкреплено цифрами: в период с 2003 по 2008 год в Петербурге удалось отреставрировать 445 объектов культурного наследия (из них 332 – по заказу КГИОП) и 528 фасадов зданий-памятников (284 – по заказу КГИОП), а еще 1437 фасадов исторической застройки приведены в порядок администрациями районов.

Радость достижений оказалась слегка омрачена тем, что средства, отпущенные на реставрационные работы, ощутимо сократились. На 2009 год из городского бюджета планируется выделить 1 миллиард 300 миллионов рублей. (Для сравнения - в 2008 году из федерального бюджета на эти цели было выплачено 4 миллиарда 301 миллион 900 тысяч рублей, из городского – больше 6,5 миллиарда). Правда, губернатор города пообещала, что сумма еще не окончательная и «в июне, если будет возможность, мы рассмотрим пути увеличения финансирования реставрационных работ».

Пока же администрация города намерена сосредоточиться на реставрации тех памятников, которые находятся в критическом состоянии. Ко всем остальным домам будут применяться методики консервации – чтобы продлить срок жизни существующих объектов культурного наследия. Какие именно здания попадут в почетный список – пока неясно. Достоверно известно только то, что будет отреставрирован Морской собор в Кронштадте – он находится под патронажем первой леди страны Светланы Медведевой.

Идея консервации была встречена собравшимися с энтузиазмом. Воодушевившийся Михаил Мильчик, заместитель генерального директора НИИ «Спецпроектреставрация», выступил с пространной речью на тему «то, чем мы сейчас занимаемся, есть не реставрация, а уничтожение подлинности». В качестве примеров он назвал дом Лобанова-Ростовского и здание Сената и Синода, где по его словам, вместо того, чтобы отреставрировать существовавшие росписи, попросту «нарисовали их заново».

Примером будущего «устрашающего новодела» Мильчик назвал Летний сад. «Программа по реставрации Летнего сада – что мы видим? Воссоздание Малой оранжереи. Да ее уже в девятнадцатом веке не было, никто не знает, как она выглядела. И это значит – опять появится заведомый новодел! О какой подлинности, о каком сохранении может в этом случае идти речь?!» - возмутился он.

«Ну, хорошо, - отреагировала Валентина Матвиенко на смелое выступление. – А вот скажите мне: Вы – заместитель директора крупнейшего института, крупнейшая величина. Но Вы же поставили свою подпись на проекте реставрации здания Сената. Так почему же Вы не отказались его согласовывать?». Робкие попытки Мильчика объяснить «ну, Вы же знаете, кто был заказчиком» (заказчиком на этом объекте выступала администрация президента РФ, – прим.ред.) губернатора не убедили. «А как же принципиальность, честь профессии?» - с улыбкой поинтересовалась она.

Выяснилось, что и новодел – не всегда плохо. «Вот орлы на ограде вокруг Александровской колонны – это же новодел, поэтому не страшно, что их отламывают, - заметила губернатор. – Мы можем хоть сто штук таких орлов сделать, лишь бы подлинный памятник был цел». Правда, Валентина Матвиенко признала, что разгул вандализма, который отмечается в нашем городе, удручает.

Тема вандализма плавно повлекла за собой тему вывесок на фасадах исторических зданий. К ответу потребовали представителей комитета по градостроительству и архитектуре – это ведомство представлял Виктор Полищук. «Вот скажите мне, - обратилась к нему Валентина Матвиенко. – Вы разработали для каждого здания свой паспорт, в нем указано – какие цвета должны использоваться в вывеске, какой шрифт. Это прекрасно, но когда-нибудь все это будет работать?» «Разбудите вашего главного художника, пусть займется делом, - не дождавшись ответа, продолжила она. – На следующем Совете хотелось бы выслушать его объяснения!».

Разговор об успехах перешел в разговор о наболевшем. Речь пошла о несовершенстве законодательства. «У нас до сих пор нет определений, что такое «реставрация», что такое «воссоздание», «приспособление» и что такое «реконструкция»!» - возмутился Владимир Фомин, генеральный директор НИИ "Спецпроектреставрация". Выяснилось, что в строительных нормативах понятие «реставрационные работы» отсутствует. Поэтому, чтобы провести их по смете, этот вид деятельности обозначают словом «реконструкция» - в свою очередь, закон «Об охране объектов культурного наследия» такого термина не содержит.

Кроме того, по мнению Фомина, реставрационная отрасль полностью подчинена строительной. «Это же ненормально, когда автор проекта, архитектор находится в подчинении у генерального подрядчика! - развел он в недоумении руками. – О каком авторском надзоре тут может идти речь? Но, поскольку такой порядок установлен федеральным законодательством, то сделать ничего нельзя».

Федеральный закон «Об охране объектов культурного наследия» сейчас проходит корректировку, и на новый законопроект обрушился Олег Ионесян, заведующий сектором исторической археологии Государственного Эрмитажа. «Концепция документа очень пугает, - заявил он. – Заявление «объекты культурного наследия являются особым родом недвижимости», с которого начинается этот законопроект, говорит само за себя. В таком виде его нельзя принимать даже как концепцию». Самыми опасными идеями Ионесян назвал отказ от государственной экспертизы и переход отрасли на саморегулирование. С его точки зрения, если закон будет принят в том виде, в каком он существует сейчас, последствия будут пагубны – «полная депрофессионализация реставрационной отрасли и поглощение ее строительным бизнесом».

С места выступили с пожеланием отказаться от заказной экспертизы и перейти полностью на государственную. Это предложение было полностью поддержано губернатором. «Да-да, мера необходимая, - заявила она. – Чтобы не приходилось потом оправдываться как Мильчику, что не было возможности возразить заказчику». Мастерская Татьяны Славиной, известная своими скандальными заключениями, во время этого диалога не поминалась.

Интересно, что через два часа после окончания Совета по культурному наследию активисты движения «Живой город» получили ответ на свой запрос в Министерство культуры – «живогородцы» предлагали отозвать лицензию на проведение историко-культурных экспертиз у мастерской Татьяны Славиной. Из письма следует, что «экспертизы» (в оригинале этот термин взят в кавычки, – прим.ред.), проводимые указанной мастерской, не входят в соответствии со статьей 43 федерального закона от 25 июня 2002 г. № 73-ФЗ «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации» в перечень видов работ, направленных на сохранение объектов культурного наследия. Однако Росохранкультура «проинформировала органы государственной власти г. Санкт-Петербурга о нецелесообразности рассмотрения результатов таких «экспертиз» при принятии решений, влияющих на сохранность объектов культурного наследия», - говорится в этом документе. На сегодня Росохранкультурой совместно с Министерством культуры Российской Федерации разработан проект постановления «Об утверждении Положения о государственной историко-культурной экспертизе», который находится на утверждении в правительстве Российской Федерации. Однако выяснить, как в таком случае власти Петербурга намерены поступать с результатами уже проведенных – в отсутствие узаконенной процедуры – экспертиз, не удалось.

Закончилось заседание на идиллической ноте. Валентина Матвиенко сообщила, что главная задача реставраторов – сохранить кадры, пообещала всестороннюю помощь – в рамках своих возможностей, предложила ужесточить наказания за нарушение закона «Об охране объектов культурного наследия» и пожелала встречаться почаще. Но предложение председателя петербургского отделения ВООПИиК Александра Марголиса обсуждать на Совете по культурному наследию каждый новый дом, строящийся в историческом центре города, не вызвало у губернатора энтузиазма.

Члены Совета расходились после заседания отнюдь не с оптимистичным настроем. Самым радостным событием все дружно назвали то, что в ближайшее время будет сделан акцент на консервацию. Впрочем, отказ от больших объемов реставрационных работ влечет за собой множество проблем. «У нас есть кадры, квалифицированные кадры, профессионалы. Но где найти для них работу? А как мы их сохраним, если не сможем им платить?» – чуть не плакала Нина Шангина, председатель Союза реставраторов Санкт-Петербурга. «Среднему бизнесу и так трудно, а теперь он получит дополнительный удар», - поддержали ее коллеги. На частных инвесторов, желающих позаботиться о каком-нибудь разрушающемся памятнике, представители отрасли не надеются.

Кира Обухова, Фонтанка.ру

Источник Фонтанка.ру


Возврат к списку

Наверх