Этот указатель поставили на Синявинских высотах поисковики

Этот указатель поставили на Синявинских высотах поисковики 24.03.2015

«Историческая территория в зоне четырех попыток прорыва блокады Ленинграда по-прежнему в большей части остается неблагоустроенной, бесхозной, непригодной для патриотической работы с молодежью», – говорится в недавнем обращении к президенту России председателя правления общества «Жители блокадного Ленинграда» Ирины Скрипачевой. О той же самой проблеме говорится в открытом письме, подписанном благочинным Кировского округа Петербургской епархии протоиереем Вячеславом Хариновым (он известен так же как «поисковый батюшка»), командиром студенческого поискового отряда «Ингрия» Евгением Ильиным, архитектором Рафаэлем Даяновым. «В данный момент заповедник «Прорыв блокады Ленинграда» – без территории, фактически функционирующий лишь как музей-диорама», – говорится в письме.

Битву под Ленинградом, особенно то, что происходило в районе Мгинско-Синявинского выступа, нередко сравнивают с Верденом Первой мировой. И недаром среди историков есть даже такое понятие – «ленинградский Верден». Ведь борьба шла буквально за каждый метр земли...

– Будто злой рок веет над этими местами. Во время войны здесь погибло немыслимое число людей, а потом неудачу потерпело множество попыток создать полноценный военно-исторический заповедник. Но если в войну нашим планам мешали лютые враги, что теперь не дает воплотить в жизнь решение, уже однажды принятое на высоком уровне? – задает риторический вопрос старший научный сотрудник музея-заповедника «Прорыв блокады Ленинграда» Павел Апель.

В чем же суть проблемы?

История с заповедником на местах кровопролитных боев 1941 – 1944 годов в Кировском районе Ленинградской области действительно длится уже около сорока лет. Еще в июле 1978 года Леноблисполком принял решение, ставшее правовой основой для проектирования здесь мемориального комплекса. Проект, разработанный в 1977 – 1978 годах НИИ «Ленгипрогор» по поручению Министерства культуры РСФСР, предусматривал сделать мемориальной территорию около 300 кв. км на местах боев Волховского и Ленинградского фронтов – от реки Невы на западе до реки Назии на востоке, от Ладожского озера на севере до озера Барского на юге.

Затем было постановление за # 300 Совета министров РСФСР от мая 1982 года, в котором также указывалось на необходимость сохранения передовой и оборонительных сооружений Волховского фронта. На выполнение этой задачи выделили средства из госбюджета. Согласно постановлению, мемориальный комплекс в зоне прорыва блокады должны были открыть к 40-летию Победы в 1985 году.

Увы, почти все благие намерения остались на бумаге. Только в декабре 1990 года, в соответствии с упомянутым выше постановлением Совмина, Леноблсовет принял решение «о создании военно-исторического и мемориального музея-заповедника в зоне прорыва блокады Ленинграда». В его состав должны были войти помимо музея-диорамы и пространства возле него мемориальные комплексы «Невский пятачок», «Синявинские высоты», места ожесточенных боев – Роща Круглая, Гайтолово, Тортолово, Вороново и другие.

– Момент создания пришелся на кризисные 1990-е годы, – отмечает директор музея-заповедника «Прорыв блокады Ленинграда» Денис Пылев. – Как результат, далеко не все задуманное удалось реализовать: не построили здание для музея-заповедника, не определили границы территорий и охранных зон мемориалов.

Мемориал «Синявинские высоты» не вошел в состав музея, а комплекс «Невский пятачок» закрепили за музеем-заповедником лишь на основе охранного обязательства. На практике, как объясняет Пылев, это означает, что штат музея, а именно дворники, поддерживает чистоту на территории объекта и сообщает в комитет по культуре в случае, если объект подвергся вандализму. Никаких других полномочий охранное обязательство не подразумевает...

Не все, что намечалось, было выполнено и при благоустройстве «Невского пятачка». К примеру, в «задании на проектировании», разработанном Леноблисполкомом в 1982 году, предусматривалось создание на территории, примыкающей к «пятачку», «гвардейского парка». Одной из его доминант должна была стать легендарная Зольная сопка. До войны там складировали сланцевую золу – «отходы» с 8-й ГРЭС на берегу Невы. В феврале 1943 года на сопке был устроен наш наблюдательный пункт, служивший источником постоянной головной боли для немецких войск. В июле 1943 года здесь понесли тяжелые потери гвардейские дивизии 30-го стрелкового корпуса. Теперь в этих местах вместо мемориалов запустение...

Такая же печальная судьба постигла и исторические рубежи Волховского фронта. Они остались практически без охраны государства. Вспомним, как в 1989 – 1990 годах военные построили ставший скандально известным «свинарник на костях» на месте деревни Гайтолово. Появились дачные садоводства в районе деревни Славянки. В 88-м квартале Мгинского лесничества между мемориальными участками Волховского фронта «Роща Круглая» и «Гайтолово» пытались устроить мусорную свалку.

До сих пор неоднозначную реакцию вызывает появление на Синявинских высотах новых цехов птицефабрики «Северная». Хотя администрация и отчиталась о том, что место под постройку было полностью обследовано поисковиками и все останки вынесены, уместность устройства фабрики на поле ратной славы вызывает сомнения...

По мнению Дениса Пылева, исполнение решения по созданию музея-заповедника, принятого областными властями еще в 1990 году, фактически начинается только теперь. Причем это стало возможным благодаря передаче исторических объектов с федерального уровня на региональный.

– Реально территория мемориального комплекса «Невский пятачок» вошла в состав дирекции Музейного агентства, а значит, и в наш музей-заповедник, являющийся его филиалом, только в конце 2014 года. И сегодня в наших планах – проведение комплекса кадастровых работ на этом объекте для получения его в оперативное управление, – говорит Пылев.

Такие же мероприятия должны провести и на других объектах, которые предполагалось включить в состав заповедника в 1990 году. Свою помощь предлагают ветераны, историки, поисковики.

Рассматривался вопрос о необходимости завершения работ по созданию заповедника и на недавнем заседании Исторического клуба при губернаторе Ленобласти. Председатель областного комитета по культуре Наталья Кононенко отчиталась о мерах по «сохранению и воссозданию мемориально-исторического комплекса в зоне боев по прорыву блокады» и рассказала о результатах историко-культурной экспертизы этой территории, проведенной в прошлом году по заказу комитета.

Фактически сейчас речь идет о реализации основных положений проекта 1978 года. Заложить основу для этого, то есть сформировать границы достопримечательного места «Рубежи Ленинградского и Волховского фронтов в зоне боев по прорыву блокады Ленинграда в 1941 – 1944 годах», комитет надеется до Дня Победы.


КСТАТИ

В нашей стране есть примеры военно-исторических заповедников, где музеефицированы поля ратной битвы. В первую очередь – Бородино. Легендарное Прохоровское поле служит образцом мемориализации территории сражения. В 2005 году возле белорусской столицы появился военно-исторический комплекс «Линия Сталина», основой которого стали подлинные доты Минского укрепрайона. В то же время реализованный в полном масштабе музей-заповедник «Прорыв блокады Ленинграда» мог бы стать первым отечественным опытом по созданию масштабной экспозиции под открытым небом с исторической реконструкцией части блиндажей, траншей, оборонительных укреплений и т. д. Ближайшим зарубежным примером создания подобной экспозиции является финская «Линия Салпа», известная ныне многим российским туристам.
 

Источник СПб ведомости


Возврат к списку

Наверх