Надо ли гордиться тем, чем гордятся петербургские архитекторы

Надо ли гордиться тем, чем гордятся петербургские архитекторы 01.06.2015

Моя традиционная ритуальная услуга – рецензия на «Архитектурный ежегодник». На этот раз – на том XIII за 2015 год. Не уверен, что это издание полностью и адекватно отражает реальное состояние дел – скорее, представляет тот образ, в котором архитектурное сообщество хочет предстать перед современниками, предлагая лучшее.

Причем основным адресатом книги являются, естественно, не градозащитники, а инвесторы, девелоперы и прочие погубители Петербурга. И «лучшее» – это, за некоторыми исключениями, то, что лучше для инвесторов.

Открывается книга, как обычно, предисловием председателя ОАМ – Объединения архитектурных мастерских, которое издает ежегодник. На сей раз это Анатолий Столярчук, соавтор таких одиозных построек, как ТРЦ «Пик» на Сенной площади и «Шляпа Незнайки» (Суворовский пр., 2, народное название). Поэтому забавно было обнаружить в его статье упоминание не только успехов архитекторов, но и их ошибок. Дозрел!

Начну с результатов некоторых подсчетов, которые я произвел, изучая ежегодник 2015 года. В нем представлены как проекты, так и постройки. Я только исключил «концепции развития», а некоторые позиции включил в два раздела – и в жилые здания, и в здания общественного назначения. И сравнил это с предыдущим ежегодником за 2014 год. Вот результат:
Сравнение показывает, что в АЕ-2015 по сравнению с АЕ-2014 рост общего числа проектов и построек составляет 17%, а достигнут он за счет заметного выхода за пределы Петербурга. Скажем, мастерская «А.ЛЕН», которой руководит Сергей Орешкин, представила в ежегодник 7 позиций, из которых для Петербурга предназначены только 3.

Думаю, что эта тенденция отражает реальность. Для Петербурга это неплохо. Чем наши архитекторы получат меньше возможностей в Петербурге, тем для города лучше. Пусть осваивают новые технологические возможности, предоставляемые стекольной промышленностью, в других городах, которые не так жалко, как Петербург. Например, в Москве.

Теперь о, так сказать, некоторых художественных впечатлениях. Если в целом и кратко, то общее впечатление тоскливое. Хочется сменить всю команду.

Основное внимание, естественно, приходится уделять историческому центру. В АЕ-2015 есть несколько хороших проектов. Прежде всего это жилой дом на Малом пр. В.О., 9, спроектированный в архитектурном бюро «Земцов, Кондиайн и партнеры».

Грамотно вписанный в контекст по высоте, материалу, рисунку фасада с интересными деталями, в целом использующий мотивы модерна, но не скрывающий своей современности, этот дом я считаю весьма удачным внедрением в центр Петербурга. Еще я бы отметил мансарду, которая – в отличие от абсолютного большинства случаев, в том числе и из практики Ю. Земцова, – логично сочетается с фасадом архитектурно и живописно, а не является принудительно приляпанным сараем, водруженным на кровлю. Естественно, это сделано тактично, скромно, а если и выделяется из общего ряда домов, то только светлым цветом фасада. Но это пока, время и погода исправят цвет.

О другом проекте – архитектурной мастерской М. Мамошина – я писал в рецензии на выставку «Архитектура Петербурга 2015». Это новая сцена для театра Льва Додина – Малого драматического театра. Точнее, это комплекс зданий на Звенигородской ул. позади дома 7б – бывших казарм жандармского эскадрона, двухэтажного здания, вытянутого вдоль Звенигородской ул. С 1978 года здесь находилась Высшая школа спортивного мастерства по конному спорту, позади здания располагались конюшни и другие постройки (в какие-то годы тут находился грузовой автопарк Ленстройтранса), часть из которых была снесена в связи со строительством ТРК «Планета Нептун» (Звенигородская ул., 7/ул. Марата, 86) по проекту мастерской В. Григорьева, нынешнего главного архитектора Петербурга.

Дом 7б вроде бы тоже собирались снести для строительства второй очереди ТРК, хотя он был внесен в приказ КГИОП от 20 февраля 2001 г. как рекомендованный к включению в Список вновь выявленных объектов, представляющих историческую, культурную ценность. Дальнейшие превращения его статуса мне неизвестны.

На самом деле сейчас стоило бы, комплексно и разумно осваивая этот квартал, снести сараеподобный ТРК и построить на этом месте что-то приличное, потому что ТРК напоминает какую-нибудь «Ленту» на окраине города. Рядом с театром ТРК будет смотреться плохо.

В доме 7б Мамошин предполагает снести центральную часть, устроив тут вход в здание театра. Как это будет сделано практически и насколько это соответствует охранному статусу здания – другой вопрос.

К достоинствам проекта я отношу членение объема на ряд четырехэтажных зданий, соединенных друг с другом. «Выглядывание» 26-метрового здания театра из-за двухэтажного дома 7б тоже вполне допустимо (если высота не вырастет в процессе строительства!). Опасность я вижу в другом: тут явно запланировано слишком много зданий и помещений, и если потом окажется, что они забиты ресторанами и магазинами, а театр будет располагаться где-то внутри этого гигантского торгово-развлекательного массива, то проект можно будет считать загубленным. А такой вариант не исключен с учетом установки на частно-государственное партнерство и так и оставшуюся висеть в воздухе идею второй очереди ТРК «Планета Нептун». Например, неясно, что будет находиться в доме 7б, сквозь который надо будет заходить в театр. У нас ведь норовят сделать так, чтобы даже в метро пассажиры входили через магазины и кафе. Вдруг раздумают ехать…

Кстати, именно к этому разряду относится проект реконструкции наземного вестибюля станции «Василеостровская» под торгово-деловой комплекс (авторский коллектив мастерской «Рейнберг & Шаров» под руководством А. Шарова). Идея понятна: застроить лакуну, не целиком заполненную нынешним вестибюлем, большим торговым зданием, безликим по стилю и вроде бы даже каменным. Опять-таки на картинке здание пятиэтажное, но каким окажется в реальности – неизвестно. К тому же не учтена и транспортная обстановка: в часы пик у входа на станцию метро образуется столпотворение и давка – и это при том, что вход на станцию производится непосредственно со стилобата. Я не верю, что с вводом «Спортивной-2» ситуация здесь улучшится. Зато вход в метро сильно усложнится и давка – при продавливании к эскалатору сквозь магазины – станет просто опасной.

Проект, о котором я не могу не написать, – здание на Лиговском пр., 6, – «административно-управленческий объект и некоммерческие организации с подземным гаражом», авторы – «АММ-проект». Безликое изделие, напоминающее по стилю здание школы начала 1950-х гг. Естественно, могло быть хуже, но это не архитектура. Понятно, что место сладкое, рядом Невский. Однако здание только усугубило и без того плохую градостроительную ситуацию в этой части Лиговского проспекта возле концертного зала «Октябрьский», механически воткнутого сюда по воле КПСС к 50-летию Октябрьского переворота. Кстати, признать его архитектурной ошибкой, а размещение этой «красной дорики» в этом месте – ошибкой градостроительной мешает только пиетет архитектурной корпорации по отношению к народному архитектору СССР Александру Жуку. Теперь к одной ошибке добавили еще одну. Я уж не говорю про дурацкий памятник Каподистрии.

В жанре «могло быть хуже» сработало и архитектурное бюро «Я.К.» во главе с А. Кицулой. Речь идет о бизнес-центре «Сенатор» на Б. Пушкарской, 22, лит. А. Бизнес-центр располагается в двух зданиях – бывшем здании Пушкарских бань и в домике рядом.

С банями с 2005 г., когда они были закрыты якобы на капремонт, скандал гремел очень долго . В итоге здание бань, построенное в 1876–1877 гг. по проекту П. Сюзора, было снесено, а официальные лица стали давать обещания. Так 25 марта 2005 г. в «СПб ведомостях» был опубликован ответ губернатора города В. Матвиенко: она заверяла, что город не допустит ликвидации общественных бань, которые выполняют в районе важную социальную функцию, правительство Петербурга сделает все возможное. В этот же день в КЭРППиТ прошло совещание, посвященное проблеме Пушкарских бань. По итогам встречи стороны договорились о том, что бани будут в обязательном порядке сохранены.

Действительно, при выезде на место 18 мая 2015 г. на одной из запертых дверей бывших бань мы обнаружили бумажку с записью: баня работает в четверг и пятницу с 12 до 22 час. На какое количество тел рассчитано помывочное заведение, какова «величина чека» – все это выяснить не удалось. В любом случае довольно экзотическое расписание для бани, не правда ли?

Что касается новостройки, присобаченной справа от снесенного и заново построенного, но уже в измененном виде, здания Сюзора, то она восходит к некоторым идеям конструктивизма, которые архитектор Кицула совокупил с косыми углами и стеклом. Получилось «остренько и оригинальненько». Если искать логику, то она тут в одном: чтобы БЦ выделялся и обращал на себя внимание тем, что торчит. Кстати, смешно выглядит ограда БЦ во дворе, украшенная «позолоченными» двуглавыми орлами.

На месте архитектурной студии С. Савина я бы не стал предлагать в ежегодник здание торгово-офисного комплекса по адресу: Литейный пр., 26. Со стороны Литейного здание смотрится как обычная фоновая застройка и не обращает на себя внимания. Зато типичный «ужас-ужас» – это тыльный фасад, выходящий на ул. Короленко: нелепый четырехколонный портик, который «усложнен» тем, что в три проема между колоннами спускаются примерно под углом в 45 градусов куски остекленной скатной кровли и торчат между колоннами. Напоминает это «нечто, вылезающее между ног». Зачем нужно было визуализировать непристойную ассоциацию – неясно, но архитектор постарался. Теперь это хозяйство еще и сунули в архитектурный ежегодник.

Особо следует сказать о проектах для центра мастерской «Интерколумниум», возглавляемой Евгением Подгорновым. После кошмара с театром А. Пугачевой и вечного позора в виде пузыря на кровле отеля на Почтамтской ул., 4, Подгорнов повзрослел и стал более ответственным. И, скажем, проекты для 11-й Красноармейской ул., 26, лит А, и для Социалистической ул., 21, лит. А, смотрятся вполне пристойно, хотя для второго адреса проект выполнен несколько более грандиозно, т.е. высоко, чем следовало. Кстати, оба места заняты промышленными зданиями – так на Социалистической улице собираются сносить Кондитерскую фабрику им. Крупской, уже покинутую людьми. Выглядит она сейчас печально. Впрочем, что будет тут построено, точно ли по проекту Подгорнова – неизвестно.

Что касается будущего здания на 11-й Красноармейской ул., то проект очень стильный, и сюда Подгорнов собирается перенести свою мастерскую. На этом участке сейчас находятся гаражи, которые будут снесены, а в глубине стоит склад «Красного пекаря» высотой 14 м. Это крепкая бетонная конструкция 1970-х гг., она будет включена в новое здание. Новый дом определенно украсит улицу.

Попутно замечу, что среди проектов Подгорнова еще есть жилой дом на Крапивной ул., 4. Я не стал бы об этом проекте упоминать, если бы он не предполагался к размещению на территории Крапивного сада – территории зеленых насаждений общего пользования площадью 1,12 га. Впрочем, такую площадь он имел в 2007 г. согласно закону СПб № 430-85 от 19.09.2007, а к 2015 г. ему уже оставили площадь 0,78 га, причем каким документом это уменьшение территории сада на 30% произвели, даже нет сведений. Сейчас уже сад окружен строительным забором.

Аналогично здание по проекту мастерской Владимира Григорьева на Варшавской ул. собираются поставить на территории стадиона перед Электромашиностроительным колледжем (Варшавская ул., 7а) – кузницей кадров для «Электросилы». То есть стараются застроить и садик, и стадион – всё, что не занято. Само здание бизнес-центра для этого места выглядит чересчур пафосно. Архитектор явно не оглядел пейзаж до того как начал рисовать. А то, что нарисовано, претендует на элитную бизнес-недвижимость, но на Варшавской ул. дойти до такого статуса невозможно в принципе. Места не те.

Еще одна проблема – застройка промышленных территорий. Тут я отмечу абсолютно негодный проект – жилой комплекс «Илматар», который Андрей Шаров спроектировал для 25-й линии В.О., 8б, на месте уже снесенного Сталепрокатного завода (территория обнесена забором и охраняется).

Проект удручает тривиальным видом обычной новостройки, внедренной в старый район. По проекту запланировано сохранение двух старых зданий – заводоуправления (кон. 1930-х – нач. 1950-х, арх. Александр Бурышкин) и канатного цеха завода «Красный гвоздильщик» с водонапорной башней (1930–1931, арх. Яков Чернихов). Пока здания стоят, однако их состояние внушает сильные опасения: вряд ли они переживут забивку свай на территории новостройки. Сама же новостройка – а территория значительная, почти 8,5 га – удивляет полной победой дешевки и примитива над любыми архитектурными соображениями.

Это мне напомнило «Парадный квартал» на Кирочной ул. и проект застройки для территории бывшего Вагоностроительного завода им. Егорова на пересечении Московского пр. и Заставской ул. (Московский пр., 115) тех же Рейнберга и Шарова, о котором я с возмущением писал год назад. «Понятно, что будут строить жилые дома высотой до 20 этажей, т.е. метров 60... Они, естественно, будут видны с Московского пр., и это продолжение уничтожения единства стиля проспекта…»

Проехал мимо квартала, выросшего вдоль Заставской улицы на недалеком расстоянии от Московского пр. Высотки точно такие, как в Купчине, – торчат и хорошо видны с Московского пр., а если еще добавить «Империал» на Киевской ул. и скандальные новостройки возле станций метро «Фрунзенская» и «Электросила», то можно с уверенностью сказать: со стилем Московского пр. покончено навсегда. Погубили.

Что касается жилых комплексов в районах вне исторического центра, богато экспонированных в рецензируемой книге, то тут я комментировать ничего не буду, поскольку идет капиталистическое соревнование по числу окон на фасаде: кто больше. Поэтому возникают здания антигуманной высоты и длины вдоль фронта. Здесь есть свои рекордсмены, демонстрирующие потенциальным инвесторам умение раздвинуть объем по всем трем осям сразу, но искусствоведам обсуждать тут нечего, к архитектуре это не относится. Для этого нужен не «Архитектурный ежегодник», а «Бюллетень недвижимости».

Михаил ЗОЛОТОНОСОВ
Фото Лидии ВЕРЕЩАГИНОЙ
 

http://www.online812.ru/2015/05/28/012/

Источник Город 812


Возврат к списку

Наверх