Мельгунов С.П. Как большевики захватили власть

Мельгунов С.П. Как большевики захватили власть

Мельгунов С.П. Как большевики захватили власть

Мельгунов С.П. Как большевики захватили власть. Октябрьский переворот 1917 года ; "Золотой немецкий ключ" к большевистской революции / С.П. Мельгунов. - Москва : Айрис-Пресс, 2005. - 634, [1] с., [8] л. ил. - (Белая Россия).

Аннотация:

Впервые в России издается книга известнейшего историка Русского Зарубежья С.П. Мельгунова, показывающая подлинную картину антигосударственного переворота, осуществленного большевиками в октябре 1917 г. Автор выявляет основные силы и методы вооруженной и политической борьбы большевиков, а также тех сил в русском обществе, которые пытались оказать им сопротивление, восстанавливает хронологию событий на основе анализа десятков документальных и мемуарных источников.

Книга "Как большевики захватили власть" печатается по изданию: Paris. La Renaissance. 1953.

Тематически к этой книге тесно примыкает работа С.П. Мельгунова "Золотой немецкий ключ к большевистской революции", в которой собраны свидетельства, доказывающие факт получения большевиками денег от германского Генерального штаба на ведение подрывной работы на фронте и внутри России. Печатается по изданию: Paris. La Maison du livre etranger. 1940.


Из книги:
"...
Перейдем теперь к рассказу Шляпникова, пронизанному теми же тонами высокой принципиальности. «Нам большевикам - пишет он в книге «Канун семнадцатого года» - международный военный и полицейский сыск и провокация не давали покоя и за границей. Наши антивоенные лозунги, наша антицаристская революционная деятельность не могли не привлечь внимания правительств стран, воевавших с Россией, с Антантой. Германский империализм первый учел возможности использовать в своих интересах нашей активной революционной работы в России. Мы эти намерения предвидели. Развал и предательство социалистических партий II Интернационала облегчили правительствам и их генеральным штабам шпионские, затем политические авантюры.

Милитаристические намерения германо-австрийских империалистов, однако, нас не смущали, а заставляли быть осторожными, побуждали следить и за границей за тем, чтобы, но попасть в лапы агентуры. Попытки проникновения в наши ряды германо-австрийской агентуры имели место уже в первые месяцы войны. И первым агентом империалистов явились «социал-демократы». Нам было известно желание немецкого социал-демократа и купца Парвуса «помочь» нашей революционной работе. Но одного намека на это было достаточно для того, чтобы наши заграничные товарищи прекратили всякие отношения со всеми, кто имел какое-нибудь отношение к Парвусу и ему подобным господам».

«Мне лично пришлось, столкнуться с рядом агентурных попыток войти в нашу среду, оказать нам помощь или получить информацию. Первым агентом «высшей марки», с которым мне пришлось иметь дело ещё в октябре 1914 года, был голландский социалист один из вождей II Интернационала Трельста, приезжавший в Швецию в качестве посланца Ц. К. германской социал-демократии. От него первого я, приехав тогда из Петербурга, услышал заявление, что Ц. К. германской соц.- дем. поддерживает войну своего правительства в виду царистской опасности и что Ц. К. Германской соц.- дем. готов и нам в нашей борьбе оказать помощь Трельста был (или казался) крайне удивлен моим отказом, моим возмущением поддерживать нашу борьбу 16-ти дюймовыми снарядами… В том же Стокгольме к тов. А. М. Колонтай, а затем и ко мне явился соц.дем. (эстонец) Кескула. При свидании он спекулировал своими связями и знакомством с тов. Лениным, Зиновьевым и другими членами наших заграничных центров. Кескула вел себя чрезвычайно странно, высказывался в духе германской ориентации и, наконец, предложил свои услуги, если нам потребуется его помощь в деле получения оружия, типографии и прочих средств борьбы с царизмом. Его образ мысли, и поведение показались нам очень подозрительными, и мы тотчас же почувствовали в нем агента германского генерального штаба и не только отвергли его предложение, но даже прекратили с ним всякие сношения. Связи в Швеции у него были большие. Он имел сношения с финскими «активистами», имел друзей в русском посольстве и в русских банковских и страховых кругах[15]. Наш отказ иметь дело с Кескула не остановил его дальнейших попыток проникнуть при помощи других лиц в нашу среду..."


Наверх