Никольский Б.В. Дневник 1896-1918

Никольский Б.В. Дневник 1896-1918

Никольский Б.В. Дневник 1896-1918

Никольский Б.В. Дневник 1896-1918 / Б.В. Никольский; изд. подгот. Д.Н. Шилов и Ю.А. Кузьмин; Рос. нац. б-ка, Рос. гос. ист. арх., Гос. арх. Рос. Федерации. - Т. 2 : 1904-1918. -  2015. - 652 с.

 От издателя:
Борис Владимирович Никольский - активный общественно-политический деятель и мыслитель консервативного направления. На страницах дневника, который он вел на протяжении 22 лет, предстают жизнь Петербургского университета и других учебных заведений столицы, деятельность различных общественных организаций, кружков и салонов, многочисленные государственные и церковные деятели, члены Императорской фамилии, профессора, ученые, поэты, студенты, библиофилы, издатели и многие другие. Кроме того, в дневнике можно найти историко-культурные и бытовые подробности жизни профессорско-преподавательской среды той эпохи, размышления автора на внутри- и внешнеполитические, научные, культурные, нравственно-этические темы. Особенно интересны записи за 1917-1918 гг., подробно отражающие повседневную жизнь послереволюционного Петрограда.

 Без сомнения, дневник Б.В.Никольского занимает выдающееся по информационной насыщенности место в ряду других мемуарных источников и будет интересен и полезен как историкам, юристам, социологам, ученым других гуманитарных специальностей, так и широкому кругу читателей, интересующихся этим сложным и многообразным периодом в жизни нашего Отечества.

 

 Дневник Б. В. Никольского:

"3 марта. Заняться ничем немыслимо, и потому весь день брожу и думаю, а ночь не сплю и тоже думаю, только изредка задремав минут на 1 О, на 15. Зевота мучит, а сна нет; спокойствие полное и невозмутимое, а между тем незримый огонь пожирает душу. Стихи сочинял. Сколько планов, мыслей, предположений, намерений было за одну егодняшнюю ночь! - Сегодня все слухи, слухи, слухи ... Наследник умер. Царь подписал отречение. Наследник жив. Вильгельм убит. Царь отказался отречься, Наследнику лучше. Прорван нами рижский фронт. Царь отказался, но только под условием, что отрекается за себя и за сына. Последний слух, кажется, вернее всех. Везде замазывают слово «Императорский», снимают вензеля для иллюминаций, снимают короны, гербы, порфиры; в витринах исчезли фотографии царствующего дома, но зато красуются Родичевы, Керенские, Шингаревы и т. д.

Спокойствие полное; гулянья нет; движение на улицах деловое; хвосты громадные, крикливые и по-прежнему терпеливые. В банке народу много, но только получают по чекам; вкладчиков при мне не было ни единого. Магазины большею частью закрыты. Газеты еще не выходят. Почта работает. Извозчиков и трамваев нет. Тротуары еще не чищены, улицы не метены. Скользко и сорно. День - восторг: солнце, мороз градусов 7, капели на крышах. Красные бантики, красные флаги.

Солдат еще много, но уж они не имеют вида бродяг. Повсюду жиды-студенты из городской милиции. Ни одного вооруженного мотора. Вообще, пробуждается жизнь после бури. Повернулась великая страница истории, но книга судеб' еще не разогнул ась и не захлопнулась. Во всяком случае переворот совершился, династия кончена и начинается столетняя смута, - если не более, чем столетняя. Ведь в лице нашей Империи умирает Восточно-римская Империя. Что впереди? Мне уже не видать не только конца, но даже, Бог весть, много ли начала захватит моя жизнь, и взгляну ли я, хоть умирая, на пределы обетованные ... Не знаю, что мне сулят перемены. В порядок и спокойствие я не верю. Чем бы ни кончилась война, внутренние раздоры неизбежны. Не знаю, миновать ли нам и террора. Все может быть. Аресты, про изводимые Керенским, обещают очень многое. Торжество крайних неизбежно и неизбежно их падение. Какою-то ценою все это будет куплено!

Сегодня перечитывал мои дневники за время с 1896 года. Точно долго был на кладбище. Боже мой, ведь я на грани третьего периода моей жизни. Скольких нет! А сколько было! И как все это горько и грустно! Конечно, явились и новые силы; считаю тех, кто со мною рос, мужал и совершал путь своей жизни; считаю новых, - детей; недолго мне и до внуков ... Господи, благослови встретить мирную старость.


Наверх