Революционная Россия. 1917 год в письмах А. Луначарского и Ю. Мартова

Революционная Россия. 1917 год в письмах А. Луначарского и Ю. Мартова

Революционная Россия. 1917 год в письмах А. Луначарского и Ю. Мартова

Революционная Россия. 1917 год в письмах А. Луначарского и Ю. Мартова / [под ред. Г.А. Бордюгова, Е.А. Котеленец]. - Москва : АИРО-XXI, 2007. - 350 с. - (АИРО - Первая публикация ; т. 23).

 От издателя:
Сборник позволяет по-новому представить драматические перипетии возвращения будущих ключевых деятелей Революции 1917 года через Германию, причины противостояния большевиков и меньшевиков, неожиданные подробности октябрьских событий и борьбы за власть.


А. В. Луначарский - А. А. Луначарской. 18(31) декабря 1917 г.

Дорогая Анюта!

Вчерашний день принадлежал к числу счастливейших, Демонстрация наша была решена всего за день, а многие из нас боялись, что не по отсутствию симпатии к нашему правительству, а по недостатку времени для организации пролетариат не сумеет откликнуться достаточно эффектно, трудно было ему изготовить вовремя и плакаты с теми лозунгами, которые рекомендовала «Правда». Но наш чудесный рабочий класс и его друг - революционный гарнизон превзошли себя. В демонстрации приняло участие не менее полумиллиона людей! Я лично два с половиной часа пропускал полки и заводы у могилы жертв Февральской революции и не дождался конца человеческой реке. :Кто-то насчитал, что знамён и транспарантов было 4870. :Какое настроение, какая мощь! :Камо плакал. И в этот раз среди других ехали верхами с пиками два донских казачьих полка со знаменем - "Долой Каледина, Дон - трудовому казачеству. Да здравствуют Народные Комиссары!» Жалко только, что комиссаров было лишь два - lJ.Iлиxтер да я.

Вечером я с большим успехом говорил на громадном митинге рабочей молодежи, а потом в Зале Армии и Флота читал большую лекцию: "Роль интеллигенции в обществе». Народу собралось видимо-невидимо, и первый раз в Петрограде почти сплошь интеллигенция. И заметь, ведь вчера не ходили по нашему распоряжению трамваи! ..

 

Ю. О. Мартов - Н. С. Кристи. 17(30) декабря 1917 г.

Мой милый друг! Получил возможность послать письмо с оказией и спещу ею воспользоваться, ибо не знаю, дошло ли до тебя недавно посланное через здешнюю почтовую цензуру на Стокгольм, откуда тебе должны его переслать. Так как в нём я ругал большевиков, то не уверен, не задержал ли «товарищ ШПИК» это письмо. Других же оказий не было с самого переворота, ибо на границе теперь всех обыскивают и письма отбирают. В этом письме я подробно объяснил тебе, почему остался в «оппозиции» новому «социалистическому» режиму, как ты и предвидела, конечно. С тех пор положение ещё больше определилось. Дело не только в глубокой уверенности, что пытаться насаждать социализм в экономически и культурно отсталой стране- бессмысленная утопия, но и в органической неспособности моей помириться с тем аракчеевским пониманием социализма и пугачёвским пониманием классовой борьбы, которые порождаются, конечно, самим тем фактом, что европейский идеал пытаются насадить на азиатской почве! Получается такой букет, что трудно вынести. Для меня социализм всегда был не отрицанием индивидуальной свободы и индивидуальности, а напротив их высшим воплощением, и начало коллективизма представлял себе прямо противоположным «стадности» И нивелировке. Да не иначе понимают социализм и все, воспитывавшиеся на Марксе и европейской истории. 3десь же расцветает такой «окопно-казарменный» квазисоциалиам, основанный на всестороннем '"опрощении" всей жизни и на культе даже не «мозолистого кулака», а просто кулака, что чувствуешь себя как будто виноватым перед всяким культурным буржуа. А так как действительность сильнее всякой идеологии, потому под покровом «власти пролетариата» на деле тайком распускается самое скверное мещанство со всеми специфически-русскими пороками некультурности, низкопробным карьеризмом, взяточничеством, паразитством, распущенностью, безответственностью и проч., что ужас берёт при мысли, что надолго в сознании народа дискредитируется самая идея социализма и подрывается его собственная вера в способность творить своими рунами свою историю. Мы идём - через анархию - несомненно к какому-нибудь цезаризму, основанному на потере всем народом веры в способность самоуправляться. ...<   >

Бросим, однако, политику. Сейчас у нас жесточайшие морозы, и я сильно страдаю, тем более что уже с месяц не могу избавиться от кашля, чуть поправишься, пройдешься при холодном ветре, и опять хуже. Стараюсь выходить как можно меньше и больше сижу дома, тем более что меня утомляет ходьба в тяжелом полушубке (приобрёл таковой за 400 р. к зависти всех приятелей, которые говорят, что я в нём «импозантен»: это переделанный на штатское военно-офицерский полушубок) ... Увы! 3а последние месяцы я сильно постарел (проклятые большевики, вероятно, виноваты: сердце не выдерживает самомалейшего утомления). Подниматься по лестнице для меня настоящая пытка, а тут, как на грех, из-за отсутствия угля всё меньше действует лифтов. Вообще с углём несчастье: электричество уже горит лишь несколько часов в сутки, а скоро, быть может, совсем погаснет. Хорошо, что наша квартира отапливается дровами, а не паром, так что не очень холодно. Вообще лишений уже немало….

 


Наверх