Пушкинский век: панорама столичной жизни. Серия"Былой Петербург"

Пушкинский век: панорама столичной жизни. Серия"Былой Петербург"

Пушкинский век: панорама столичной жизни. Серия"Былой Петербург"

Гордин А.М., Гордин М.А. Пушкинский век: панорама столичной жизни. - СПб., 1995. - 414 с.

Гордин А.М., Гордин М.А. Пушкинский век: панорама столичной жизни: в 2-х кн. - СПб, 1999
Кн. 1. - 223 с. Кн. 2. - 216 с.

Книга рассказывает о политических и административных учреждениях Петербурга, о его общественной и культурной жизни, об архитектурном облике города пушкинской поры, о его повседневном быте, о занятиях и нравах горожан. В очерках "Из Петербургской хроники", дополняющих основное повествование, дана история самых знаменательных дней в судьбе столицы. Книга иллюстрирована гравюрами, литографиями, рисунками и картинами пушкинской эпохи, а также фрагментами "Подробного плана столичного города Санкт-Петербурга", выполненного в 1828 году известным военным топографом генералом Ф.Шубертом. Издание снабжено адресным и топографическим указателями.


Из книги:

<…> Когда в 1820 году Карамзин попросил Каподистрию заступиться за Пушкина, которому грозила ссылка в Сибирь, статс-секретарь принял близкое участие в судьбе двадцатилетнего поэта. Вероятно, именно Каподистрия предложил Алксандру I придать высылке Пушкина из Петербурга вид перевода на службу в Екатеринослав, в канцелярию главного попечителя иностранных колонистов Южной России генерал-лейтенанта И.Н. Инзова. В то время, когда решалась судьба Пушкина, состоялось назначение Инзова наместником Бессарабии. Управление этой провинцией находилось в непосредственном ведении Каподистрии. В письме Инзову граф дал на диво умную и благожелательную характеристику Пушкину, он просил генерала принять крамольного поэта под свое благосклонное покровительство. «Исполненный горестей в продолжение всего своего детства, - писал Каподистрия, - молодой Пушкин оставил родительский дом, не испытывая сожаления. Лишенный сыновней привязанности, он мог иметь лишь одно чувство – страстное желание независимости. Этот ученик уже рано проявил гениальность необыкновенную… Его ум вызывал удивление, но характер его, кажется, ускользнул от взора наставников. Он вступил в свет, сильный пламенным воображением, но слабый полным отсутствием тех внутренних чувств, которые служат заменою принципов, пока опыт не успеет дать нам истинного воспитания. Нет той крайности, в которую бы не впадал этот несчастный молодой человек, - как нет и того совершенства, которого не мог бы он достигнуть высоким превосходством своих дарований.. Карамзин и Жуковский, осведомившись об опасностях, которым подвергся молодой поэт, поспешили предложить ему свои советы, привели его к признанию своих заблуждений и к тому, что он дал торжественное обещание отречься от них навсегда. Удалив Пушкина на некоторое время из Петербурга, доставив ему занятия и окружив его добрыми примерами, можно сделать из него прекрасного слугу государства или, по крайней мере, первоклассного писателя…»

Каподистрия назначил ссылаемого Пушкина министерским курьером – причем курьер повез Инзову депешу, в которой генералу предлагался высокий пост наместника Бессарабии.<…>

Каподистрия утром 5 мая пишет записку директору хозяйственного департаменты Коллегии В.А. Поленову: «Император приказал вчера, чтобы Коллегия выдала г-ну Пушкину, переводчику, тысячу рублей на дорожные расходы. Я прошу Вас, дорогой Поленов, сделать так, чтобы этот молодой человек смог получить эти деньги сегодня, с тем, чтобы ему выехать завтра рано утром. Я хочу поручить ему срочную депешу для г-на генерала Инзова».


Наверх