Последняя дуэль. Пушкин против Петербурга: дневники, переписка, воспоминания. Серия "Мир Пушкина"

Последняя дуэль. Пушкин против Петербурга: дневники, переписка, воспоминания. Серия "Мир Пушкина"

Последняя дуэль. Пушкин против Петербурга: дневники, переписка, воспоминания. Серия "Мир Пушкина"

Последняя дуэль. Пушкин против Петербурга: дневники, переписка, воспоминания /сост. М. А. Александров; ред. И. А. Муравьева. – 2016. – 320 с.

Эта книга дает читателю возможность узнать историю гибели Пушкина, как она рассказана им самим и его современниками. Здесь представлены по большей части не предназначавшиеся для печати, а потому вполне откровенные, свидетельства и суждения наблюдателей и непосредственных участников событий. Среди них те, кто был прямо или косвенно повинен в смерти Пушкина, и те, кто пытался в меру способностей и разумения спасти его от гибели. Со страниц книги звучат живые голоса. Слышны окрики царя и шефа тайной полиции Бенкендорфа, сплетни и пересуды людей "большого света", голоса встревоженных друзей поэта и звуки громогласной ненависти из стана его врагов.
Оказываясь рядом с Пушкиным в кругу его современников, читатель может ощутить ту атмосферу трагического одиночества, в которой Пушкин - человек, Пушкин - писатель, Пушкин - политик всей мощью своего гения отважно боролся против имперского Петербурга. Он предвидел смертельную опасность пути, по которому направлял народ и страну николаевский Петербург, и согласию с этой политикой предпочел гибель в борьбе с нею.


Из книги:

Пушкин. 1830-е годы.

1833 год

Пушкин – П.В. Нащокину
февраль1833 г. Петербург      P1010739.JPG

<…> Жизнь моя в Петербурге ни то ни се. Заботы о жизни мешают мне скучать. Но нет мне досуга, вольной холостой жизни, необходимой для писателя. Кружусь в свете, жена моя в большой моде – все это требует денег, деньги достаются мне через труды, а труды требуют уединения.


Пушкин - А.Н. Мордвиинову
30 июля 1933 г. Петербург

Спешу ответствовать со всею искренностью на вопросы Вашего превосходительства.

В продолжение двух последних лет занимался одними историческими изысканиями, не написав ни одной строчки чисто литературной. Мне необходимо месяца два провести в совершенном уединении, дабы отдохнуть от важнейших занятий и кончить книгу, давно мною начатую, и которая доставит мне деньги, в коих имею нужду <…>

В дороге. Рисунок А.С. Пушкина.JPG

   Может быть, государю будет угодно знать какую именно книгу хочу дописать я в деревне: это роман, коего большая  часть действия  происходит в Оренбурге и Казани, и вот почему хотелось бы мне посетить обе эти губернии<…>

                                                                                         

   1834 год

   Пушкин. Дневник.
   1 января. Третьего дня я пожалован в камер-юнкеры- (что довольно неприлично моим летам). Но двору хотелось,  чтобы Н.Н. танцовала в Аничкове  

                               Костюмированный бал в Зимнем дворце. Литография. 1830-е гг..JPG

<…> Меня спрашивали, доволен ли я моим камер-юнкреством? Доволен, потому что Государь имел намерение отличить меня, а не сделать смешным, а по мне хоть в камер-пажи, только б не заставили меня учиться французским вокабулам и арифметике. <…> 


   7 января <…> 17 бал у гр. Бобринского, один из самых блистательных. Государь мне о моем камер-юнкерстве не говорил, а я не благодарил его. Говоря о моем Пугачеве, он сказал мне: Жаль, что я не знал, что ты о нем пишешь; я бы тебя познакомил с его сестрицей, которая тому три недели назад умерла в крепости Эрлингофской (с 1774 году!). Правда, она жила на свободе в предместии, но далеко от своей донской станицы, на чужой холодной стороне. <…>


       А.Х. Бенкендорф – Пушкину. 8 марта 1834 г. Петербург

    Граф Бенкендорф, свидетельствуя почтение его благородию Александру Сергеевичу, честь имеет при сем препроводить к нему обратно второй том Истории Пугачева и уведомить, что Государь Император изволил все одобрить, за исключением некоторых мест, где Его Императорским Величеством собственноручно сделаны отметки. – Генерал-адъютант Бенкендорф

        Пушкин – Н.Н. Пушкиной.Около (не позднее) 29 мая 1834 г. Петербург  Автопортрет с Н.Н. Пушкиной. рис. 1832 г..JPG

<…> Хлопоты по имению меня бесят; с твоего позволения, надобно будет кажется выдти мне
в отставку и со вздохом сложить камер-юнкерский мундир, который так приятно льстил моему честолюбию и в котором к сожалению не успел я пощеголять. <…> Ты спрашиваешь меня о Петре? идет по маленьку; скопляю матерьялы – привожу в порядок – и вдруг вылью медный памятник, которого нельзя будет перетаскивать с одного конца города на другой, с площади на площадь, из переулка в переулок. Вчера видел я Сперанского, Карамзиных, Жуковского, Вельгорского, Вяземского – все тебе кланяются.
<…>

Медный всадник без всадника. рис. А.С. Пушкина 2.jpg


   Пушкин. Дневник.
   <…> 22 июля. Прошедший месяц был бурен. Чуть было не поссорился я со двором, - но все перемололось. – Однако это мне    не пройдет. - <…>


   28 ноября. Я ничего не записывал в течение трех месяцев. Я был в отсутствии – выехал из Петербурга за 5 дней до    открытия Александровской колонны, чтоб не присутствовать при церемонии вместе с камер-юнкерами, - моими товарищами. <…>


    5 декабря. Завтра надобно будет явиться во дворец. – У меня еще нет мундира. – Ни за что не поеду представляться с   моими товарищами камер-                                                                                                                                                                                                                                                   
юнкерами, - молокососами 18-летними. Царь рассердится, да что мне делать? Покамест давайте злословить.


<…> Я все-таки не был 6-го во дворце – и рапортовался больным. За мною Царь хотел прислать фельдъегеря или Арнта. <…>


1835 год.

Пушкин. Дневник.
С генваря очень я занят Петром. На балах был раза 3;уезжал с них рано. Придворными сплетнями мало занят. Шиш потомству. <…> P1010747.JPG

В публике очень бранят моего Пугачева, а что еще хуже – не покупают. Уваров большой подлец. Он кричит о моей книге как о возмутительном сочинении. Его клеврет Дундуков (дурак и бардаш) преследует меня своим цензурным комитетом. Он не соглашается, чтоб я печатал свои сочинения с одного согласия Государя. Царь любит, да псарь не любит. Кстати, об Уварове: это большой негодяй и шарлатан. Разврат его известен. Низость до того доходит, что он у детей Канкрина был на посылках. Об нем сказали, что он начал тем, что был б…, потом нянькой, и попал в президенты академии Наук, как Кн. Дашкова в президенты Рос. Ак. Он крал казенные дрова и до сих пор на нем есть счеты (у него 11000 душ), казенных слесарей употреблял в собственную работу etc. etc. Дашков (министр), который прежде был с ним приятель, встретив Жуковского под руку с Уваровым, отвел его в сторону, говоря: как тебе не стыдно гулять публично с таким человеком!


Ценсура не пропустила следующие стихи в сказке моей о золотом петушке:

Царствуй, лежа на боку

и

Сказка ложь, да в ней намек
Добрым молодцам урок.

Времена Красовского возвратились. Никитенко глупее Бирукова


Россия без Пушкина

Рапорт экзекутора Министерства иностранных дел Департаменту хозяйственных и счетных дел

Состоявший в ведомстве Министерства иностранных дел титулярный советник в звании камер-юнкера Александр Пушкин сего числа после кратковременной болезни умер, о чем я долгом моим поставляю донести Департаменту. 29 января 1837 г.  

Дом С.Г. Волконской на Мойке. Литография. 1840-е гг..JPG



А.С. Хомяков - Н.М. Языкову
1 февраля 1837 г. Москва

Грустное известие пришло из Петербурга. Пушкин стрелялся с каким-то Дантесом, побочным сыном голландского короля. Воображаемый автопортрет в старости. рисунок 1823 г..JPG

Говорят, что оба ранены тяжело, а Пушкин, кажется, смертельно. Жалкая репетиция Онегина и Ленского, жалкий и слишком ранний конец. Причины к дуэли порядочной не было, и вызов Пушкина показывает, что его бедное сердце давно измучилось и что ему хотелось рискнуть жизнью, чтобы разом от нее отделаться или ее возобновить. Его Петербург замучил всякими  мерзостями; сам же он себя чувствовал униженным и не имел довольно силы духа, чтобы вырваться из унижения, н и довольно подлости, чтобы с ним помириться. Жена вероятно причина дуэли; впрочем вела себя всегда хорошо.


Наверх