П.А. Столыпин. Серия «Государственные деятели России глазами современников»

П.А. Столыпин. Серия «Государственные деятели России глазами современников»

П.А. Столыпин. Серия «Государственные деятели России глазами современников»

П. А. Столыпин /сост. И. Л. Архипов. – СПб., 2017. – 608 с.


Петр Аркадьевич Столыпин — одна из наиболее ярких и трагических фигур российской политической истории. Предлагаемая читателю книга, состоящая из воспоминаний как восторженных почитателей и сподвижников Столыпина — А. И. Гучкова, С. Е. Крыжановского, А. П. Извольского и других, так и его непримиримых оппонентов — С. Ю. Витте, П. Н. Милюкова, — дает представление не только о самом премьер-министре и реформаторе, но и о роковой для России эпохе русской Смуты 1905–1907 гг., когда империя оказалась на краю гибели и Столыпин был призван ее спасти. История взаимоотношений Столыпина с первым российским парламентом (Государственной думой) и обществом — это драма решительного реформатора, получившего власть в ситуации тяжелого кризиса. И в этом особая актуальность книги.

Том воспоминаний читается как исторический роман со стремительным напряженным сюжетом, выразительными персонажами, столкновением идей и человеческих страстей. Многие воспоминания взяты как из архивов, так и из труднодоступных для широкого читателя изданий.

 Составитель настоящего издания, а также автор обширного предисловия и подробных комментариев — историк и журналист И. Л. Архипов, перу которого принадлежит множество работ, посвященных проблемам социально-политической истории России конца XIX — первой трети ХХ в.


 2 (25) августа 1906 г. переодетые жандармами члены организация «Союза социалистов-революционеров максималистов» устроили взрыв в особняке на Аптекарском острове в Санкт-Петербурге, где вместе с семьей проживал П. А. Столыпин. Это был приемный день, и в доме находилось очень много посетителей. Последствия взрыва были ужасны: 27 человек погибли на месте, 33 тяжело ранены, среди них – дети Петра Аркадьевича Столыпина. Сам он получил лишь легкие травмы. Предлагаем вашему вниманию воспоминания об этом трагическом событии, вошедшие в книгу «П. Столыпин»

 Из вошедших в книгу «П. А. Столыпин» воспоминаний В. И. Гурко: «На даче застал я ужасную картину: у подъезда стояло наемное ландо, лошади ко­торого лежали убитые. Сама дача представляла развалины. Вся ее передняя часть была разрушена. Передняя стена обвалилась, и вид­ны были обширная передняя и соседняя с нею маленькая приемная с обрушившимися потолками, увлекшими за собою меблировку со­ответствующих комнат верхнего этажа, где жили дети Столыпиных. Тут же лежали, чем-то прикрытые, тела убитых: их было несколько, а именно все находившиеся в момент взрыва в передней. Изувечен­ная дочь Столыпина — у нее были перебиты ноги — была перенесена в другое здание. Малолетний сын Столыпина, тоже провалившийся вместе с потолком в нижний этаж, был найден среди всевозможных обломков совершенно невредимым. Столыпин был, несомненно, смелый, мужественный человек: он сам извлек своего сына из обломков и, невзирая на испытанное им потрясение, сохранил полное спокойствие».

Из вошедших в книгу «П. А. Столыпин» воспоминаний А. П. Извольского: Извещенный по телефону о случившемся, я бросился в экипаж и через двадцать минут прибыл на место катастрофы, ужас которой превосходил всякое описание. Около трети дачи было разнесено в щепы, и если разрушение не было полным, то это произошло только потому, что дом был по­строен из дерева; каменное или кирпичное строение было бы раз­рушено совершенно, и число жертв было бы более значительным. Можно было видеть погребенными под обломками разрушенного дома человеческие тела, частью мертвые, частью подающие еще признаки жизни. Там и сям валялись куски платья и окровавленные части человеческого тела; крики агонии и призывы о помощи раз­рывали сердце; перед входом виднелись бесформенная масса дерева и железа и трупы двух лошадей — все, что осталось от экипажа, который привез сюда исполнителей этого страшного дела.    htmlimage4.jpg
 Буквально ничего не осталось от вестибюля и от трех комнат нижнего этажа, соприкасающихся с той, в которой в это время находился Столыпин; как будто чудом действие взрыва коснулось только порога рабочего кабинета премьер-министра. Я нашел его в маленьком павильоне в саду, бледного, но совер­шенно спокойного, отдающего приказания спокойным голосом отно­сительно помощи раненым, среди которых только что была обнару­жена одна из его дочерей, девочка пятнадцати лет. Он собственными руками извлек своего единственного четырехлетнего сына из-под груды обломков.

 
Из вошедших в книгу «П. А. Столыпин» воспоминаний дочери П. А. Столыпина М. П. фон Бок (Столыпиной): От поездок к своим раненым детям папа возвращался в ужасно тяжелом настроении: Адя лежал теперь довольно спокойно, но Наташа страдала все так же. Через дней десять доктора решили окончательно, что ноги удастся спасти, но каждая перевязка была пыткой для бедной девочки. Сначала они происходили ежедневно, потом через каждые два-три дня, так как таких страданий организм чаще выносить не мог. Ведь хлороформировать часто было невозможно, так что можно себе представить, что она переживала.

Столыпин_вклейка_Page_2.jpg

 

У нее через год после ранения извлекали кусочки извести и обоев, находившиеся между раздробленными костями ног. Кричала она во время этих  перевязок так жалобно и тоскливо, что доктора и сестры милосердия отворачивались от нее со слезами на глазах. Она до крови кусала себе кулаки, и тогда тетя, Анна Сазонова, помогающая в уходе за ней, стала держать ее и давала ей свою руку, которую она всю искусывала. Адя стал лежать тихо, когда прошло острое нервное потрясение первых дней, и пресерьезно спросил папа:- Что, этих злых дядей, которые нас скинули с балкона, поставили в угол? Государь, когда ему передал эти слова папа, сказал: — Передайте вашему сыну, что злые дяди сами себя наказали. При первом приеме после взрыва государь предложил папа большую денежную помощь для лечения детей, в ответ на что мой отец сказал: — Ваше величество, я не продаю кровь своих детей. <…>

Наверх